Новости Общество

О чем умолчал Солоухин во «Владимирских проселках»?

Если взглянуть на карту Владимирской области, то севернее автомобильной дороги Суздаль - Камешково, в трех километрах выше села Ряхово, вы найдете Веретьевский погост. Веретьево, или Никольский на Веретее погост, известен с XVI века как вотчина Суздальского Покровского женского монастыря. Строительство каменного храма на месте ветхого деревянного было начато весной 1782 года и завершено в 1802 году.


Двухэтажный пятиглавый храм, соединенный с колокольней, по своей величественности даже сейчас превосходит многие ближайшие церкви. Всего в нем было устроено три придела: в 1789 году на нижнем этаже был освящен теплый придел во имя святителя и чудотворца Николая, в 1802 году – холодный верхний придел Смоленской иконы Божией Матери, в 1814 году в трапезной – придел во имя святого пророка Илии. Как повествует дошедшая до нас церковно-приходская летопись, рукописная тетрадь, ведшаяся священником погоста Дмитрием Ивановичем Бережковым с 1868 года на протяжении 42 лет, церковь была обнесена каменной оградой с двумя воротами с южной и восточной сторон. При восточных воротах была устроена каменная сторожка. 

Здесь же находим описание колокольни: «Колокольня при храме каменная, осьмиугольная, устроена в соединении с храмом… Верх на ней устроен кумполом, длинный шпиль на кумполе венчается яблоком и железным осьмиконечным крестом, который вызолочен в одно время с церковными. Колоколов на ней семь, в большом 210 пудов, перелит в 1862 году из старого расколотого, в коем весу было гораздо меньше». К сожалению, верх колокольни в настоящее время утрачен, что до последнего времени давало исследователям повод считать, что колокольня была шатровой. Благодаря приведенному выше свидетельству, а также найденной фотографии 1970 года установлено реальное завершение в виде кумпола.

До середины XIX века приход погоста Веретьево составляли 12 деревень, а до 1918 года – 6 деревень (Шелухино, Ивановская, Высоково, Лужки, Гусево, Полушино). Прошло несколько десятилетий, и жизнь в этих краях затихла: уехали в города люди, заросли дороги, разрушились дома, исчезли окормляемые погостом деревни. О пребывании здесь человека рассказывают лишь полуразрушенный храм, покосившиеся могильные памятники, да изредка встречающиеся все еще плодоносящие садовые культуры: яблони, малина, смородина. Просто удивительно, до чего быстро история стирает все наносное, суетное, оставляя лишь материальные свидетельства духовной работы!

С погостом Веретьево связана жизнь ряда замечательных людей. На протяжении нескольких столетий на погосте служили потомки одного священнического рода, получившие по месту служения фамилии Веретьевских и Смоленских. Есть на погосте захоронение и основателя династии местных купцов и фабрикантов Дмитрия Васильевича Швецова, сыновья которого построили церковь в селе Ряхово и много жертвовали на храм в Веретьево.


Сотрудник Камешковского районного историко-краеведческого музея Сергей Сергеевич Харитонов провел работу по изысканию сведений о роде Харламовых. Дело в том, что с 1853-го по 1864 год в Веретьево священствовал Николай Николаевич Харламов, у которого 18 апреля (по старому стилю) 1854 года родился будущий писатель-народник Иван Николаевич Харламов (1854-1887). Творчество И.Н. Харламова практически неизвестно современному читателю, а во второй половине XIX века он находился в самой гуще литературных кружков. И.Н. Харламовым было написано несколько десятков различных статей и очерков, а женитьба на сестре владимирского писателя Н.Н. Златовратского еще больше расширила круг его знакомств. В письме к родным Н.Н. Златовратский отметит: «Толстой очень нами интересуется. Ив. Ник. с ним уже знаком». Существуют воспоминания И.Н. Харламова о погосте Веретьево, опубликованные в журнале «Вестник Европы» за 1884 год (№№ 5-6) под заголовком «Без начала и без конца». Вот выдержки из этого очерка:

«Я родился в маленьком погосте, затерянном в лесу одного из глухих мест средней полосы. Я был, говорят, в детстве спокойным ребенком, что, по всей вероятности, происходило оттого, что у меня был нянькой чуть ли не весь маленький погост…

Совершенно идиллический характер имеют все мои личные воспоминания о маленьком погосте… Солнце уже спустилось за лес, только остался багряный рассвет там, где дорога идет к погосту, да верхушка высокой колокольни еще горит огнем заката… Или вот еще вечер – в церкви. В верхний ряд церковных окон ударили последние лучи заката и осветили фантастическими отблесками темнеющую внутренность».

Брат писателя, Николай Николаевич Харламов (1863 г.р.), стал художником, академиком живописи, принимал участие в росписи храмов, его работу можно наблюдать, в частности, в храме Воскресения Христова в Санкт-Петербурге.

Ровно 160 лет назад, в октябре 1865 года, к службе в Веретьево приступил Дмитрий Иванович Бережков, прослуживший бессменно на одном месте 57 лет. Д.И. Бережков пользовался авторитетом у руководства епархии, вел общественную и просветительскую деятельность. В 1890 году архиепископом Владимирским и Суздальским Феогностом Д.И. Бережков был произведен в сан протоиерея. Уважал Д.И. Бережкова и простой народ.

Когда в 2002 году участники владимирского велотурклуба оказались в селе Тынцы, то от местного жителя они услышали примерно такие слова: «Если вы поедете через Ряхово, обязательно отыщете в лесу заброшенный храм. Там была когда-то резиденция патриарха». Можно простить незнание, но памятью и уважением к этому месту пренебречь было нельзя. Так состоялось первое знакомство владимирских туристов с погостом.

Примечательно, что недалеко от Веретьево в 1956 году ходил Владимир Солоухин, отобразивший свой маршрут во «Владимирских проселках». Приведем отрывок (в сокращении) его путевых заметок.

«Начался лес. По извилистой лесной тропинке мы углубились в зеленый массив Дюкова бора. Хорошо утоптанная тропинка привела к живописному болоту, образовавшемуся из лесной заплывшей речки. Над болотом – лава. Как скоро кончилась лава, тропинка взбежала на беслесный пригорок и, у стремившись по нему наискось влево, привела к крайнему дому неведомой нам деревни.

После Сергеихи деревня эта произвела невыгодное впечатление. Дома старые, почерневшие, в большинстве покосились… Возле одного дома сидело на лавочке несколько женщин. Мы спросили их, почему так запущена деревня.

- Село наше Гусево оченно обеднело мужиками, - несколько нараспев ответила одна женщина лет сорока. – Все мы, бабы, здесь вдовые. Где уж нам срубы рубить!..

За время похода мы заметили, что лесные деревни вообще гораздо беднее полевых. Да оно и понятно: земля не та. Земля серая, как пепел, под тонким слоем подзола – чистый песок. Солнце садилось за бугор, начиналась заря. На её фоне силуэтно увиделись нами дома и сарая Полушина. Речка, выбежав из леса, устремилась вдоль села.

Ночью опять пошел дождь. Идти [утром] было почти невозможно. Ноги разъезжались на осклизлой дороге, и мы с трудом добрались до Ивановской – центра объединенного колхоза, в который входит и Полушино.

Я забыл сказать, что, начиная с Сергеихи, мы оказались, если можно так выразиться, в краю деревянных кружев. Деревня Ивановская особенно поразила нас. Вот стоит изба. Сама по себе она ничего особенного не представляет. Обыкновенный пятистенок, срубленный вкрест и обшитый тесом. Но хозяин украсил свой дом, как иной жених не украшает любимой невесты».

Здесь содержатся упоминания трех приходских деревень погоста Веретьево – Гусево, Полушино, Ивановская, из которых в настоящее время жизнь теплится только в последней. Как обидно, что Солоухин прошел в Полушино буквально в полутора-двух километрах от погоста Веретьево, по другую сторону речки Возехмы, обойдя храм своим вниманием! Но не доказал ли сейчас храм свою важность и, в какой-то мере, историческую правоту тем, что продолжает стоять, тогда как деревни, удостоенные славы, стерты и забыты? Нет, конечно же, неверно говорить о том, что важнее – село или церковь, поскольку одно без другого нормально не функционирует. Как было сказано одним из участников последнего выезда на место, храм освящается людьми, а точнее, их службой Богу внутри этих стен, без прихожан же храм подобен незажженной свече.

Как только участники велотурклуба «открыли» для себя Веретьево, словно в калейдоскопе начали одно за другим сменяться события, так или иначе относящиеся к истории погоста. В первом случае Геннадию Алексеевичу Стахурлову, руководителю клуба «Велес» (г. Владимир), передают на хранение церковно-приходскую летопись Смоленской церкви, в другом - сотрудник камешковского музея Сергей Сергеевич Харитонов приступает к поиску информации по Харламовым, в третьем - объявился внук бывшей жительницы Веретьева Вячеслав Кондратьев, в четвертом – шло обсуждение, на каких объектах воспитывать молодежь.


Вспоминает Андрей Владимирович Большаков, руководитель молодежного православного лагеря «Суворовец» при Георгиевском храме г. Владимира:

- Долгие годы мы с ребятами трудились в Судогодском районе. Одну смену организуем, скажем, на расчистке одного храма, другую – уже на ином храме. У нас в приходе есть стенд с информацией, где отмечены места, на которые мы выезжали. Их порядка десяти, таких объектов. И всякий раз приходилось сталкиваться с бумажками, различными согласованиями. В прошлом году нам напрямую отказали. И вдруг мы вышли на погост Веретьево, где работы не на одну смену, а на многие года, где ребят можно по-настоящему привлечь к труду.

Так из разрозненных энтузиастов и задумок сложилась инициативная группа людей, готовых к совместному выезду. И случай представился довольно скоро: на могильном памятнике протоиерея Д.И. Бережкова, что на погосте Веретьево, была замечена высеченная надпись: «Скончался 12 октября 1915 года». В память столетия со дня кончины протоиерея было решено ехать на уже известное место.


25 октября паломники из Владимира, Камешково и других окрестных мест приехали в Суздальский Александровский мужской монастырь на утреннюю службу. Контакт с монастырем и его настоятелем отцом Авелем также неслучаен – погост Веретьево подчинен, по церковной юрисдикции, суздальскому монастырскому благочинию, хотя территориально и находится в Камешковском районе. Кортеж из десяти машин проследовал по камешковской дороге до села Ряхово, а затем медленно поехал вглубь леса. В полукилометре от погоста началось топкое место, и люди дальше двинулись пешком. После заболоченного места ясно обозначилась старая дорога, которая выводила прямо к храму. Вот кроны деревьев впереди разомкнулись, и участники похода вступили на территорию погоста.


Храм стоял в ожидании гостей прибранным: вокруг него был вырублен кустарник, расчищен от крупной растительности верх, из колокольни вынесено до 40 сантиметров наносной земли, из битого кирпича выстелена дорожка к храму, сделан подход к дверному проему. Эти и многие другие явственные преобразования были сделаны в летнее время молодежным лагерем «Суворовец», членами клуба «Велес», прихожанами Георгиевского храма г. Владимира и просто людьми доброй воли.

Внутри храма частично сохранились росписи, расставлено несколько принесенных за последние годы иконок Смоленской иконы Божией Матери. Паломники зажгли свечи, и отец Авель начал службу. Затем все собравшиеся прошли к надгробному памятнику Д. И. Бережкову. Могильный камень запечатлел и имя погребенного тут же сына Д.И. Бережкова - псаломщика Алексея Бережкова.

- Вот и минул век как одно мгновение, - заметил о. Авель. – Сегодня мы отслужили панихиду по протоиерею Димитрию Бережкову. Считайте, что мы - его духовные чада и он нас, своих детей, решил тут собрать.

Беседу с обсуждением дальнейших планов перенесли вновь в Александровский монастырь г. Суздаля. Во время трапезы прозвучал не то вопрос, не то удивление по поводу того, как же совершенно незнакомые прежде люди (а было около 40 человек) смогли в этот день объединиться в едином порыве. Ответ был, вроде, очевиден и в то же время оставлял место для раздумий более глубокого содержания.

Слово взял Г.А. Стахурлов, идейный вдохновитель данного мероприятия. Начал он с рассказа об упомянутой выше встречи с тынцовским мужиком, потом перешел к повествованию об отданной ему вдовой краеведа В.Д. Лапшина церковно-приходской летописи Смоленской церкви Веретьевского погоста, с которой, собственно, и началось его, так сказать, деятельное краеведение.

- Вот эта летопись попала мне в руки. Я ее - она же рукописная – я ее долго-долго прочитывал. Сначала сканировал, не разобрать почерк было, вникал. И стал я после этого немножко собирать материал по храму, по священникам Бережковым. Все у нас было потихоньку.

В 2012 году мы с Колей Парфеновым небольшой поход первый организовали, чтобы что-то там сделать полезное. На велосипедах прокатились. Много не сделали, но деревья повырубали. Я тогда почитал ребятам, сидя у костра, фрагменты этой летописи, что разобрал. И тогда же я напечатал такой листочек: краткую историю, призыв не осквернять и свои координаты указал в конце этого листочка.

И вот в прошлом году, где-то в декабре, наверное, - да, Андрей? – ты на меня вышел, позвонил по телефону.

- На день святителя Николая, - уточняет сидящий рядом Андрей Владимирович Большаков.

- Да. И говорит: вот, мы были, увидели ваш телефон. Начала складываться дружба. Все так медленно, потихоньку, постепенно. Сначала в январе планировали выйти – не получилось, потом в марте – не получилось. В марте мы уже запланировали 12 июня выйти туда с лагерем молодежным. Выехали, поработали. Все остались довольны. Многие, кто там был, сегодня пришли. Нас было 35 человек.

Вдруг рождается идея такая: о, 10 августа праздник Смоленской иконы Божией Матери, престольный праздник, давай выйдем! Давай. Второй лагерь молодежный, человек 20 пришло. И тогда первый молебен отслужили. Отец Авель приехал, Андрей его привез.

Потом, вдруг, откуда это взялось – не знаю… Да, появились новые люди – Володя Крылов загорелся. Бригада собралась, человек 15. Мужики все такие работящие. Четыре бригады.

И вдруг – опять идея! Я посмотрел: 12 октября 1915 года Дмитрий Иванович Бережков, протоиерей, умер. Сложили тринадцать и двенадцать – получилось 25-е, воскресенье. Надо отметить. Вот так и получилось.

Даже не подумаешь, что это все случайно. Есть здесь какая-то закономерность. Нас захватывает, нас все больше и больше. Сначала вот Коля говорил, это все романтика нас, туристов. Что нас романтика привела. А сейчас я даже не знаю, романтика это или нет, или промысел какой-то.

 

В качестве послесловия хотелось бы обратиться к людям, владеющим любой интересной информацией о погосте Веретьево. Мы были бы рады выйти на родственников протоиерея Д.И. Бережкова или на уроженцев этого места, узнать больше о прошлой жизни погоста, увидеть старые снимки храма. Если кто-то располагает подобными сведениями, свяжитесь с нами, пожалуйста, по тел. 8(910)185-10-52 (Геннадий Алексеевич) или по электронной почте irinayershova@yandex.ru

 

Фото: Максим Лорченко

   

Автор: Ирина Ершов


Возврат к списку


Новости губернии

Загрузка...