Новости Общество

Приемная семья для пожилых людей: жительница деревни Осинки Ольга Маныч заботится о четырех стариках

Клавдии Павловне 70 лет. Сама себя она уже не обслуживает. Передвигается с трудом, есть и другие проблемы со здоровьем. Всю молодость Клавдия Павловна прожила в Санкт-Петербурге, хотя родом из Меленковского района. Ее сын сейчас за границей. Больная престарелая мать оказалась ему не нужна. Баба Клава — лишь одна из подопечных Ольги Маныч, жительницы деревни Осинки. В ее доме живут четверо стариков, от которых отказались их близкие. А Ольга — чужая им по крови, — приняла, спасая от одиночества. Бывают приемные семьи не только для детей, но и для стариков.

— Вот эта бабушка тоже с Меленковского района, но из другой деревни. Ей 85 лет было в этом году. У нее тоже дочь есть, дочка в Москве. Самый молодой мой подопечный — Коля. Ему будет только в этом году 50 лет. Мамы с папой у него нет. Сестра с братом в Москве. Такого человека невозможно в большой город. За ним нужен глаз да глаз, правильно? А это Павел Иосифович. Он сам родом с Украины. Последнее время жил в Сургуте. Потом приехал сюда в соседнюю деревню. Жена у него умерла, пасынок выгнал его из дома, выписал. Он у меня, можно сказать, бомж. Я его прописала, сделала ему временную прописку. Все очень добрые, не ругаются, — рассказала о своих подопечных жительница деревни Осинки Ольга Маныч.

Глядя на этих людей, убеждаешься: старость — не радость. Павел перенес инсульт, Николай с рождения имеет диагноз «даунизм», а вторая бабушка — тоже Клавдия — еле ходит, ноги отказывают. Но Ольгу такие трудности не пугают. Опыт ухода за пожилыми людьми появился у нее после работы в доме престарелых под Москвой. Затем была учеба по программе «Приемная семья для граждан пожилого возраста и инвалидов». Сейчас Ольга имеет статус «Помощник». А началось все несколько лет назад.

— Как-то решила взять родного дядю из дома престарелых. Это было уже давно, шесть лет назад. Ему было 87 лет, он участник войны. Ну так получилось, что жена у него умерла, детей не было. Не нравилось ему в доме престарелых. Не сладкий мед, — делится Ольга.

Она заботилась о родном дяде до последних дней его жизни. Тогда же и приняла решение — помогать больным и брошенным старикам. Отозвалась в этом и личная трагедия Ольги.


— В этом году будет уже 30 лет, как мои родители погибли в автокатастрофе. Поэтому мне нравится этим заниматься. Понимаю я их, пожилых. С полуслова понимаю, — говорит Ольга Маныч.

Всю свою нерастраченную нежность и заботу Ольга перенесла на этих стариков. У нее самой при этом есть семья: муж, две дочери, двое внуков. И мог быть еще один сын — средний.

— Переезжали с квартиры на квартиру, своего жилья не было. Приходилось так: здесь носишь, там таскаешь, все-все на себе. Поэтому — преждевременные роды, и не смогли спасти. Я не видела, я не хоронила. Этим занималась свекровь. Я была, можно сказать, в отключении, — со слезами на глазах говорит Ольга.

Она всегда мечтала, чтобы у нее был сын. Появлялись мысли взять ребенка из детского дома. Но его нужно воспитывать, поднимать. Стариков воспитывать не нужно, им главное — дожить спокойно свой век.


— Жалко детей. Показывают по телевизору — прям душа разрывается на части. Но с детьми — нет, лучше со старыми. Детей все-равно кто-то либо возьмет, или как-то они свою дорогу пройдут. Они умеют сами себя обслуживать, умеют за себя постоять. А старый человек, инвалид — как он за себя постоит? Его можно обидеть: и словом, и физически, и морально. Вот их мне сильнее всего жалко, — рассказывает Ольга.

Она бросила свою постоянную работу на консервном заводе. И посвятила себя уходу за стариками. За каждого человека Ольга получает зарплату — ежемесячно семь тысяч девятьсот рублей, минус подоходный налог. Часть пенсии подопечных также идет в общий семейный бюджет: на оплату коммунальных услуг, питание, гигиенические принадлежности. По закону на карманные расходы у них должно оставаться 25 процентов от пенсии. Николай, например, чистюля. Не только Ольге помогает — пол подметать, посуду мыть, но и за собой следит. Дезодорант, ополаскиватель для полости рта, мятные леденцы всегда есть в его тумбочке. На это и тратятся карманные деньги. 


Пока Николай нам показывал свои владения и угощал леденцами, настало время обеда. Щи со свининой, второе, компот, яблочный пирог. Готовит Ольга много. Для Клавдии Павловны еще и разминает пищу. Хорошее подспорье — огород и хозяйство, — говорит Ольга. Все свое — яйца, мясо курицы, молоко от козы Катюши. И, конечно, фрукты и овощи.

— Конечно, одна бы я с этим не справилась. Спасибо супругу — молодец. Это все на нем. Я сюда практически не выхожу. Так, взглянуть. Это все он, молодец, помогает, — благодарит мужа Ольга.

Есть еще одна помощница у Ольги — соседка Любовь Егоровна. Когда супруги Маныч уезжают в город к младшей дочери, Любовь Егоровна приходит покормить их подопечных. И каждый раз поражается чистоте в доме и отношению Ольги к старикам.

— Как-то все у нее получается тихо, спокойно. Она никогда не накричит на них. Вот сколько раз я бываю у них, никогда не накричит. Это труд-то тяжелый. Но благородный, труд-то благородный. Видно, такой человек. Добрый, — говорит соседка Ольги Любовь Егоровна.


Любовь Егоровна не понаслышке знает, каково это — ухаживать за лежачим человеком. У нее самой 90-летняя сестра, о которой она заботится.

— Всех сдают теперь куда-то в интернаты или в дома инвалидов. Но говорят, сложно туда попасть-то. Много, наверно, очередь всегда, — сокрушается Любовь Егоровна.

В департаменте социальной защиты населения администрации Владимирской области нам рассказали, что очередь в стационарные учреждения соцобслуживания действительно имеется.

— На начало года эта очередность была ликвидирована. Благодаря введению в действие новых учреждений стационарных в городах Муроме, Вязниках, Селивановском и Муромском районе. На сегодняшний день с учетом обращений граждан очередность сформировалась. Но небольшая. И, поскольку мы сейчас проводим строительство и других учреждений — на сегодняшний день мы строим в Собинском районе, Арбузовский психоневрологический интернат расширяется, он будет на сто мест, — с учетом введения новых учреждений, конечно, надеемся очередность у нас будет ликвидирована, — прокомментировала ситуацию замдиректора департамента социальной защиты населения администрации Владимирской области Наталья Голубева.

Помогает здесь и развитие других форм социального обслуживания: приемная семья, возмездная опека.

— Если брать начало создания и развития этой формы, действительна она у нас с 2013 года. И развитие ее началось где-то с десяти семей. Ну, а на сегодняшний день, конечно, мы имеем 102 приемные семьи и 111 проживающих. То есть статистика ежегодно увеличивается, — озвучивает цифры замдиректора департамента социальной защиты населения администрации Владимирской области Наталья Голубева.

Итак, во Владимирской области 111 пожилых людей живут в приемных семьях. Средняя вместимость одного дома для престарелых — сто человек. Получается, что в домашних условиях живет столько людей, сколько могли бы заполнить целое казенное учреждение. И это хороший показатель. Ольге Маныч площадь позволяет взять еще одного старика. Так что, возможно, в скором времени ее подопечных станет пятеро. Раскроем и еще один секрет: 1 октября, в День пожилого человека, Ольга готовит для них сюрприз — огромный торт с надписью: «Моим самым дорогим!».

Автор: Екатерина Старикова


Возврат к списку

Ольга М., 08.10.2018
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать

Интересный и полезный репортаж про нашу жизнь. Низкий поклон главной героине Ольге и большое спасибо автору Екатерине.
Интересный и полезный репортаж про нашу жизнь. Низкий поклон главной героине Ольге и большое спасибо автору Екатерине.

София Михайловна, 29.09.2018
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать

Спасибо, Катенька, за душевный подход к очень серьезной теме.
Спасибо, Катенька, за душевный подход к очень серьезной теме.


Новости губернии

Загрузка...