Новости Общество

Погоня за миллиметрами: как в Областном онкодиспансере лечат рак

Лучевая терапия — это всегда погоня за миллиметрами. Как облучить опухоль так, чтобы сохранить здоровые ткани вокруг нее? Ответ на этот жизненно важный вопрос знают специалисты Областного онкологического диспансера. Лучевая терапия является важным компонентом в комбинированном лечении подавляющего числа опухолей. С 2013 года в диспансере применяется один из самых современных методов — трехмерная лучевая терапия.

— Здесь, на этом компьютерном томографе, который специально приспособлен для нужд радиотерапевтической службы, пациенты проходят первый этап. Это радиометрия или разметка, — рассказал радиотерапевт Областного клинического онкодиспансера Андрей Шейко. 

Томограф сканирует зону, где находится опухоль. Также используется система лазеров, с помощью которых на кожу пациента наносят метки. Они привязывают человека к трехмерной системе координат. Очень важно максимально жестко зафиксировать пациента на поверхности стола.

— Фактором успешной лучевой терапии — современной, трехмерной лучевой терапии — является воспроизводимость укладок пациента. Чтобы он каждый день 30 сеансов или 28 сеансов, 35 сеансов лежал точно в одном и том же положении, — пояснил радиотерапевт Андрей Шейко.

Это делается, чтобы врач не промахнулся мимо опухоли. После диагностики все снимки с компьютерного томографа переходят на компьютеры к медицинским физикам и докторам. Врач оконтуривает органы, сопоставляет снимки, получает 3D-модель. Это и есть объем облучения. Затем медицинский физик рассчитывает, с каких точек в пространстве лучше облучать опухоль, с каких углов должны идти поля облучения, чтобы в опухолевом очаге сосредоточилась максимальная доза и при этом воздействие на здоровые ткани и органы было минимальным. Медицинские физики обеспечивают все техническое сопровождение процесса лучевой терапии.

— Медицинский физик — это уникальная или мультидисциплинарная специальность. Она на стыке и техники, и клиники. То есть требует знаний и технических, и биологических, и медицинских, — говорит начальник отдела медицинской физики и информатики дозиметрии онкологического диспансера Константин Чирков.

foIWaafH6JA.jpg

Еще одна проверка — на цифровом рентгеновском симуляторе. Здесь пациента снова кладут на стол, фиксируют и проверяют данные. Только теперь можно начинать лечение. Лучевая терапия длится от нескольких дней до месяца. Максимальное количество сеансов — 36. Аппарат лучевой терапии «Линейный фотонный ускоритель» разгоняет пучок фотонов. Множество таких пучков, выходящих из различных точек пространства, создают внутри пациента трехмерный объем облучения.

— Что касается современного оборудования — да, сейчас мы обладаем большим арсеналом, большим парком оборудования, на котором мы можем осуществлять трехмерную лучевую терапию высокой точности в соответствии со всеми рекомендациями, стандартами. То есть мы находимся на том же уровне, что, например, Москва, Санкт-Петербург, — рассказал Андрей Шейко.

Однако за последние годы методики лечения пациентов продвинулись вперед. И даже такое современное оборудование требует усовершенствования, а именно: нового программного обеспечения. Врачи самостоятельно изучают новейшие методики путем перевода работ зарубежных коллег. Радиотерапевт Андрей Шейко сам перевел не один труд с английского языка.

ftlFErOVzCs.jpg

— Лучевая терапия — это очень объемный, высокотехнологичный процесс, у которого очень много высокотехнологичных звеньев, которые связаны в одну единую цепь с помощью определенных информационно-управляющих систем и программ. Это все довольно сложно представить в голове, но функционирует это всегда очень четко и отлаженно, — пояснил радиотерапевт Областного клинического онкологического диспансера Андрей Шейко.

Андрей Шейко шесть лет в профессии. На одного доктора лучевой терапии приходится около 20 пациентов. К слову, после появления нового корпуса диспансера многие кадровые проблемы были решены. В учреждение пришли работать молодые специалисты.

— Это же ведь большущее дело, тяжелейшее дело — выстроить этот корпус. Денег не хватало. Деньги привезли. Это ведь очень большой вклад для населения всей области. Не было бы базы, и не было бы врачей, не было бы методик. Сейчас мы хотели бы решить наши основные текущие проблемы, которые есть. И думаю, что с помощью областных властей решим это все, сделаем, — уверен главный врач Областного клинического онкологического диспансера Андрей Зирин.

jGB9So6Jh9w.jpg

Для онкобольных очень важна и психологическая помощь. В клубе «Преображение» на волонтерских началах по этому направлению работает психолог Юлия Кабицина. Много лет назад, столкнувшись с такой ситуацией, — у ее мамы был рак, — Юлия не получила должной психологической помощи. После этого изменила свою судьбу, переквалифицировавшись в психолога. С онкопациентами она работает с 2014 года. Была волонтером российского Красного Креста в проекте «Хоспис на дому». Сейчас ведет группу из пяти человек с диагнозом «рак». Дискуссионные беседы, моральная поддержка, релакс, и, конечно же, арт-терапия. Это то, что мы рисуем и наполняем своим смыслом.

— Я увидела результат. Когда человеку не помогали опиоиды и сильные болеутоляющие… Рисуя мандолу под расслабляющую музыку, человек на три с половиной часа забывал о боли. Представляете, это боль, постоянная боль 24 на 7, которая не отпускает, которую не снимает ни один из болеутоляющих препаратов, — рассказала психолог Юлия Кабицина.

_U9XuFtrzNs.jpg

Автор этой картины — женщина. У нее рак в третьей стадии. Мак — олицетворение глубокой психологической травмы. Когда женщина рисовала цветок, она рыдала в голос, говорит Юлия. Так происходит эмоциональное очищение. Картина еще незаконченная. Юлия убеждена, что здесь появятся и другие маки.

— Эта картина нарисована человеком, у которого нет художественных способностей совсем. То есть первое, что он нарисовал и показал мне, это были кружочек, треугольничек, квадратик… Всё, — демонстрирует еще одну картину психолог Юлия Кабицина.

hOhdi3dgkOo.jpg

Превращение в настоящего художника произошло после того, как человек, вытянув специальную карту со своим животным силы, начал прорабатывать образ со всех сторон. Из этих знаний человек берет то, что поможет ему бороться. Сильные стороны этого зверя — жертвенность. Лиса уводит охотников от норы с лисятами, спасая их жизни ценой своей. Картина не только придала сил ее автору, но и переродила: из горделивого и тщеславного — в доброго и мягкого. Именно психолог помогает принять болезнь как часть своей жизни, утверждает Юлия, однако не стоит пренебрегать и медикаментозным лечением.

— Не думайте, что врачам все равно. Что это циничные, бесчувственные, черствые люди… Нет, это уникальные люди. У которых это служение как восхождение на Голгофу, когда ты зажат в рамки бюрократии определенной, когда тебе необходимо исполнять какие-то программы, — уверена психолог Юлия Кабицина.

Внутренний настрой и работа над собой каждого онкобольного очень важны. В практике у Юлии есть случаи, когда после психологической помощи рост опухоли останавливался. Или борьба за те самые миллиметры становилась более успешной.


Автор: Екатерина Старикова


[ Возврат к списку ]


Новости партнеров

Новости губернии


Читайте также


ERROR TEXT
Если вы нашли ошибку в тексте,
выделите ее курсором мыши и
нажмите сочетание клавиш
Ctrl + Enter