Новости Общество

Памятник Штирлицу в метель

Статья с таким заголовком вышла в «Российской газете» и посвящена она городу Вязники. Корреспондент «РГ» Елена Яковлева, впервые побывавшая в этом городе, была впечатлена его провинциальной красотой.  

Столица огурцов, парусиновая столица, вишневая столица - маленькие российские города борются с имиджем забытых и пропавших. Корреспондента «РГ» провинциальные краеведы позвали в намоленный город, давший 26 Героев Советского Союза и обшивающий дизайнерские магазины Москвы, где 7 раз пытались поставить памятник Штирлицу и уверены, что именно здесь развернулось действие пушкинской "Метели".

Неглавный герой

«Я несколько раз подряд произнес вслух название этого городка: Вязники... Вязники... Вязники...» - так начинается рассказ Владимира Солоухина «Свидание в Вязниках», зацепивший нам этот город в общую долгую культурную память. 

Из Вязников в редакцию «РГ» пришло письмо. Вот уже 10 лет в России 4 ноября празднуют День примирения и согласия, писал вязниковский краевед Владимир Цыплев, - и все в столице. А у нас в Вязниках почти в забвении висит самый старый в России образ Казанской. Есть официальное заключение 1624 года о том, что икона чудотворная. Наши земли принадлежали боярину Кошке, предку царского рода. И цари город жаловали - и личными визитами на богомолье, и льняными производствами, и строительством храмов. А еще наш город дал самое большое количество Героев - Советского Союза и России. Мы пытаемся воссоздать разрушенный в советское время Казанский собор на главной площади города. Так почему нас выронили из Золотого кольца - главного туристического маршрута страны? У нас тут Мстера, древний город Ярополч, вязниковский венец, найдена печать Ратибора. Академические московские историки готовы подтвердить наше историческое и культурное достоинство. Не хотите следующее 4 ноября отпраздновать у нас в Вязниках? 

Сегодня редко кто верит в величие провинции. Сюжет панфиловской «Темы», когда столичный литературный хлыщ попадает в городок вроде Вязников и находит там настоящие красоту, талант, вкус и людей намного выше себя, кажется почти фантастикой. В XX веке мы стали страной, где лучшее собирается в столицах и больших городах. Последние великие люди попадали в провинциальные города либо по высылке, либо прячась от террора. 

Недалеко от Вязников преподавал в школе освободившийся из лагерей Солженицын. Писал здесь «В круге первом». Здесь же нашел сюжет и героев «Матренина двора». «Девочкой я видела его в книжном магазине, - рассказывает недавно награжденная краеведческой премией кандидат технических наук Вера Константиновна Иванова. - Мой отец приглядывал за ним как офицер МГБ. Вчерашний фронтовик, он подолгу разговаривал с писателем и препятствий не чинил. Получил потом по почте «В круге первом» с дарственной надписью. И - разжалование из МГБ». 

Возле разрушенного городского кремля, в двухэтажном особняке, на двери которого до сих пор висит дореволюционная табличка «Николай Константинович Удольскiй», нашла хлеб и приют московская актриса и муза поэта Николая Гумилева Ольга Высотская с их сыном Орестом. После игры в постановках опасно модных Евреинова и Мейерхольда она предпочла вести драмкружок в местном Доме учителя. 

Из-за жены-итальянки бежал из Москвы в Вязники краевед Лев Аносов, среди краеведов - местный Леонардо да Винчи. Стиль письма - как будто Лихачева читаешь. 

В ослабевшей на угрозы второй половине XX века в Вязники любила приезжать Галина Вишневская (к другу семьи, писателю Михаилу Ардову). «Брала в музее список адресов и шла покупать старинную мебель. Почти вся ее коллекция собрана у нас», - рассказывает Владимир Цыплев. В начале XX века в городе жили фабриканты, уже миновавшие стадию «нувориши» и отточившие художественный вкус. От них остались любовные истории («жена Демидова ушла к адвокату Плевако»), дома в стиле «модерн», картины поздних передвижников и ранних импрессионистов и множество старинных подлинных вещей. И все. Остальные знаменитости чаще навсегда уезжали из Вязников, чем приезжали сюда, как отец Константина Эрнста, например, ставший биологом-академиком. 


Но провинция с разлетевшимися «великими» хоть и не величественна, но человечна, простодушна, надежна. Какой журналист не имеет памяти о провинциальных интеллигентах? У меня она точно есть - о литературной девушке Ульяне из костромского Галича, о деревенском поэте Сереже Потехине, написавшем «Вырос в поле глупенький/ Василек голубенький/ Не понять ему никак/ Почему же он сорняк?». Вот на этот вопрос «Почему для вас мы сорняк?» и ждет от нас ответа российская провинция. 

Продолжение можно почитать здесь.

Фото «РГ» 


Возврат к списку


Новости губернии

Загрузка...