Новости    Власть

Новости Власть

Мусоросортировочный завод во Владимире появится через год

Фрагмент стенограммы программы «На всю Владимирскую» телеканала «Губерния 33» от 20 апреля. В студии был директор департамента природопользования областной администрации Алексей Мигачев. Вел программу Александр Козлов.

 

Александр Козлов: - Добрый день! В эфире телерадиокомпания «Губерния 33», это программа «На всю Владимирскую», в студии Александр Козлов. Гость программы сегодня – Алексей Мигачев, директор департамента природопользования и охраны окружающей среды администрации Владимирской области. Алексей Алексеевич, здравствуйте!

 

Алексей Мигачев: - День добрый!

 

Александр Козлов: - Алексей Алексеевич у нас был относительно недавно, причем дважды был: мы говорили об очистке малых рек, потом говорили об интерактивной карте несанкционированных свалок. Ну, вот за минувшие месяцы в регионе произошли события, которые вновь требуют комментариев директора департамента природопользования. Во-первых, мы вплотную подошли к строительству мусороперерабатывающего завода во Владимире, и отношение к этому пока неоднозначное в городе. Далее. Около улыбышевских карьеров, где полгорода у нас летом купается, нашли несанкционированную свалку с сохранением ртутных ламп – предположительно из областной клинической больницы, тоже неприятная тема… Ну, вот для затравки, я думаю, этого достаточно будет, но есть и другие вопросы. Алексей Алексеевич, давайте с ключевого момента – с мусоросортировочного завода. Давайте определим на данный момент ситуацию – какова она? Принято ли принципиальное решение по строительству этого завода? Если оно принято, то какие сроки ставятся? И где он будет?

 

Алексей Мигачев: Завод – сам, как принцип, - заложен в нашей схеме обращения с отходами областной, то есть в городе Владимире требуется это предприятие – для того, чтобы обеспечить выполнение здесь всех экологических норм, требований, которые новым федеральным законодательством по обращению отходов нам продиктованы. Потому что мы образуем 150 тысяч тонн отходов, они в нашем городе лежат в наших дворах, потом они увозятся на свалку. Вот перед тем как их вывезти на свалку…

 

Александр Козлов: - Свалок уже не хватает.

 

Алексей Мигачев: Да. И перед тем как их вывезти на свалку, нам надо выбрать оттуда всё самое ценное, привести это всё в порядок и отправить дальше. Вот это наша задача. При этом класс опасности отходов у нас изменяется, отходы становятся неопасными. Нам не нужно будет с 19-го года платить со всего объема наших отходов плату за негативное воздействие на окружающую среду. Это существенно.

 

Александр Козлов: - Ну, давайте мы к этому подойдем чуть попозже, нам надо сначала понять: все-таки принято ли решение? То есть, раз предписано – значит, завод этот будет?

 

Алексей Мигачев: - Ну, мы же все-таки работаем все вместе, одной командой, да? Светлана Юрьевна, наш губернатор, четко поставила задачу: любые решения о размещении любых производств должны приниматься с учетом мнения людей. И это мнение нужно, вообще-то формировать, с людьми надо разговаривать. Мы понимаем, что всё новое рождает протест и отрицание - всегда, любой объект. Тем более такой объект, который связан с обработкой отходов. У всех сразу какие-то мысли возникают страшные, что что-то неправильное творят… Поэтому наша задача – людям всё объяснить, рассказать…

 

Александр Козлов: - Ну вот давайте сейчас попробуем как раз этим заняться. Вы совсем недавно были в Костроме, на таком же предприятии…

 

Алексей Мигачев: - Да, потому что шли по принципу: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

 

Александр Козлов: - Хорошо. Вот вы увидели. Сначала – общее впечатление: что это такое, что он из себя представляет?

 

Алексей Мигачев: - Ну, это забетонированная площадка с нормальной системой сбора всех этих ливневых, дождевых стоков. Здание современное с красивым дизайном. Внутри стоит современное оборудование, где идет сортировка отходов. Всё, что можно на сегодняшний день, то, что наша экономика потребляет, - выбирается из отходов, продается.

 

Александр Козлов: - Это стекло, пластик, да? Дерево…

 

Алексей Мигачев: - Там разные виды пластиков, стекло, бумага-картон, металл – то, что сегодня можно реализовать на рынке вторичного сырья.

 

Александр Козлов: - То есть здесь у нас они будут собираться и потом в какое-то другое место на переработку отправляться?

 

Алексей Мигачев: - Ну, в области нет проблем по переработке пластика, наши предприятие сегодня требуют это сырье и привозят из других регионов, в том числе и отходы, кстати говоря, завозят, бутылку ту же, наши «Полифлекс», «Детская одежда», «Авантекс» в Вязниках и так далее. У нас сырья не хватает сегодня. Мы на свалки его валим все вместе, а предприятия без сырья сидят… То есть, есть потребитель, и это всё можно превратить в деньги и это всё пойдет в пользу и отразится на тарифе…

 

Александр Козлов: - А сколько после того, как всё полезное из мусора будет отсортировано, сколько останется от первоначального объема?

 

Алексей Мигачев: - Ну, вот сегодня в Костроме – конкретный пример – они выбирают 54 процента отходов по объему, 18 процентов по весу. То есть легкие фракции отходов выбираются. Они сегодня не компостируют органику (если ее компостировать, то это еще меньше будет объем вывоза на свалку), и есть такие виды пластиков, которые на сегодняшний день не востребованы, они не перерабатываются. Завтра они могут потребоваться, то есть технологии эти совершенствуются. На этом оборудовании можно отбирать до 80 процентов от массы отходов, но это пока не востребовано на рынке. Например, Европа из вот этих плохих, ненужных пластиков, которые нельзя вторично переработать, делает RDF-топливо и у себя на мусоросжигательных заводах сжигает. У нас этого нет пока. В России – я не говорю про Владимирскую область. Во Владимире мы не будем строить ничего сжигательного, нам это не нужно. Но по программе «Чистая страна» в Московской области запланировано строительство 4 таких заводов. Мы не знаем, по какой цене и будут ли они брать это RDF-топливо, но если будут, значит мы, пожалуйста, мы не будем везти на свалку, мы повезем им туда.

 

Александр Козлов: - А вот то, что совсем-совсем осталось и уже никаким образом не рассортируется, оно упаковывается и по-прежнему…

 

Алексей Мигачев: - Да, но это уже стабилизированные отходы, которые, если выбрать органику на компост, отдельно запустить на том же полигоне, рядом буртовать, то в самом теле свалки не будет гниющих отходов, это биостабилизированный как бы мусор, получается. И его мало.

 

Александр Козлов: - Хорошо. А вот относительно опять этого предприятия. Предусматриваются ли там какие-то выбросы вообще, в принципе? Или вот он отсортировывает и всё, что туда поступило, уже только в тюках потом разбегается? Водостоки какие-то там есть?

 

Алексей Мигачев: - Ну, там 95 процентов выбросов этого предприятия – это выбросы от автотранспорта, который привозит туда отходы. Который и так у нас по территории города катается, ездит и возит. Потому что там не происходит никаких преобразований с отходами, чтобы выделялись какие-то газы…

Там первая линия – это сортировка, вторая линия – это линия по переработке отходов, по первичной переработке. Она у них делится на три составляющие. Первая – это они моют и дробят пластиковую бутылку, получается так называемый флекс, это крошка, которая потом продается на предприятия, которые дальше перерабатывают. Второе – это делают хлопья из полиэтиленовой пленки. То же самое – пленка, она же грязная, ее так не продашь; она моется и под воздействием пара и дробления делаются такие, как кукурузные хлопья, примерно, только из пленки…

 

Александр Козлов: - Это тоже продается?

 

Алексей Мигачев: - Да, это полуфабрикат, который дальше идет на производство: та же самая пленка, только нормальная, из этого делается. И третье, что они делают, это гранулят из пластиков низкого давления. Это из-под кефира бутылки пластмассовые, из-под всяких стиральных порошков, средств для мытья посуды – вот из этого делаются гранулки, размером где-то полсантиметра, таблеточки такие...

 

Александр Козлов: -Вот вы говорите – моют, а как идет отвод воды?

 

Алексей Мигачев: - Идет оборотная система водоснабжения. У них на предприятии стоит система по очистке воды, которая…

 

Александр Козлов: - То есть, единожды забрав какой-то объем воды, они его, по сути, используют по кругу?

 

Алексей Мигачев: - Ну да, если только докачивается вода, которая испаряется, потому что там горячий пар идет, и так далее. Никаких стоков, связанных с обработкой отходов, нет. Поэтому там с точки зрения выбросов в атмосферу, с точки зрения вредных воздействий на водные объекты нет. По экологии предприятия ни одного вопроса в ходе поездки в Кострому не возникло. Все вопросы были по экономике. Причем вопросы были голословные, и оценки были голословные.

 

Александр Козлов: - Да, кстати, по экономике у меня тоже есть один вопрос, я хотел его вам задать. Вот смотрите: то, что я прочитал, – предприятие имеет срок окупаемости около семи лет. Я так понимаю, что это тот срок окупаемости, когда оно полностью загружено мусором?

 

Алексей Мигачев: - Да. Причем у них объем 100 тысяч в год, а у нас больше отходов – 150. Соответственно у нас более интересно…

 

Александр Козлов: - То есть мы, я к чему, мы своим мусором это предприятие сможем загрузить?

 

Алексей Мигачев: - Да. Дело в том, что на вот… Нас же встречали в Костроме не просто там мусорщики, нас встретило правительство области, и депутаты горсовета были. И директор департамента цен и тарифов Костромской области четко изложила, в чем заключается инвестиционная программа этого предприятия. Что там у них миллиард двести было инвестиций, из них 70 процентов окупается за счет продажи вторсырья. И в расчет будущего тарифа 70 процентов стоимости этого завода вообще не включалось. А то, что включалось, было разбито на семь лет. И при этом у них в Костроме повышение тарифов произошло на 4 всего лишь процента. Как у нас будет – у нас еще нет никаких экономических выкладок, всё это зависит от места, от…

 

Александр Козлов: - Но повышение всё равно в принципе неизбежно в случае строительства этого предприятия?

 

Алексей Мигачев: -  Ну, потому что инвестиции-то какие-то вкладываются, они же должны возвращаться. То есть здесь нагрузка происходит всё равно, но она практически незаметная, там никто ничего не понял…

 

Александр Козлов: - Вот давайте как раз по этому. Вот на 4 процента стоимость вывоза, утилизации мусора в Костроме выросла. Если в абсолютной величине…

 

Алексей Мигачев: - На 2 рубля в месяц с человека.

 

Александр Козлов: - Прибавка?

 

Алексей Мигачев: - Да. 2 рубля в месяц – как это, нормально? Как это оценивать?

 

Александр Козлов: - Это совсем незаметно.

 

Алексей Мигачев: - То есть, вы понимаете, в Костроме никаких вопросов… Я посмотрел форумы костромские – там никто не рассуждает ни об экологии этого предприятия, ни об экономике – с точки зрения, что вот у нас там какой-то тариф взлетел… То есть там всё прошло спокойно, мирно, тихо. А у нас есть силы, которые могут бояться, недопонимать и так далее. Просто идет запугивание населения, я так считаю. И позиция горсовета, я считаю, сегодня просто безответственная по отношению к своим избирателям. Это очень серьезное дело. Если мы не построим такой объект, значит мы подставим население просто по деньгам, по тарифу – он взлетит за счет платы за негативное воздействие. Это нам надо понимать.

 

Александр Козлов: - Я должен объяснить нашим телезрителям: сегодня городской совет владимирский, один из его комитетов, рекомендовал рассмотреть и другие варианты размещения завода по мусоропереработке. А что их не устраивает на ТЭЦ?  

 

Алексей Мигачев: - Ну, опять же – почему мы говорим о ТЭЦ? Мы не рассматривали вначале эту площадку, мы рассматривали кучу существующих промышленных площадок по городу Владимиру. Везде ограничения по санзонам. Например, наша промышленная зона в «Яме» - там есть продовольственный рынок «Мещера»: всё, он попадает в санитарную зону жестко, попадает в санитарную зону этого предприятия. Мы не говорим о 8-ЮЗ: здесь жители Доброго говорят, там будут говорить жители микрорайона 8-ЮЗ, там 12 тысяч человек и так далее. Хотя там тоже от них далеко. Дальше. Мы смотрели зону Тракторного завода – там улица Гастелло, там еще есть улица… Мы смотрели промзону, где колония, – колония тоже санзоной считается, там тоже люди в колонии живут. Там есть пищевые производства у нас, вы знаете, «Поком» и так далее. Там размещать это предприятие по санитарным нормам нельзя. Санитарные нормы довольно-таки жесткие, несмотря на то что предприятие чистое, но, например, у полигона, у свалки сегодня санзона нормативная 500 метров, а у сортировки – километр! Это неправильный СанПиН, вообще, в стране принят, но он принят, и мы его обязаны соблюдать. Там мусоросжигательный завод и сортировку приравняли, понимаете? Они через запятую их написали, хотя это разные вещи абсолютно… Поэтому мы должны были выбрать такое место, которое бы подходило юридически и, плюс, подходило бы чисто социально. Я считаю, что в месте, где стоит ТЭЦ, стоят очистные сооружения города Владимира, где никто не живет, туда никто не ходит, никто этой землей не пользуется из жителей, не гуляет там ни собаками, ни с кем, понимаете? Это заброшенная такая зона. Между золоотвалами ТЭЦ и очистными сооружениями воткнуть этот объект. Он чистый, красивый. Начинает муссироваться тема, что вот как бы жители Доброго под угрозой… Но там любое производство какое-то поставь туда, у которого не возникнет никаких проблем, ну я не знаю, любое, изготовление каких-нибудь там запчастей, оно может быть вреднее, если там что-то плавится, какие-то пластики будут, и так далее. То есть это нормальное решение с точки зрения экологии, и с точки зрения экономики оно нам необходимо, иначе мы просто подставимся, а потом уже поздно будет что-либо говорить. Инвестор берет один год после выдачи разрешения на строительство, чтобы запустить этот объект, - вот вы о сроках спрашивали.

 

Александр Козлов: - То есть через год по большому счету этот завод должен быть?

 

Алексей Мигачев: - Да, причем это они берут время с запасом, а построить реально быстрее. Земля там федеральная… Нам, в принципе, решение города о выделении земли не требуется. Там земля в аренде у ПАО «Т Плюс», нашей ТЭЦ, эта земля не используется. Они готовы с удовольствием, чтобы эта земля использовалась, потому что они за нее сегодня платят налоги и если кто-то у них в аренду эту землю возьмет – конечно, для них это даже интересно. Единственное – требуется перевод зон градостроительных, нужно изменить эту зону, так же как это делали в Энергетике. Не так жестко, но нужно это сделать. Поэтому всё равно мы работаем вместе, с городом этот вопрос обсуждаем. Если так сложится, что будет принято решение о том, что там это производство размещать нельзя, то, значит, его нужно будет размещать за территорией города. В принципе, Нестерову всё равно, где его размещать, но стоимость подключения коммуникаций – раз, логистика – два. Логистика – это самая затратная вещь в мусоре: 80 процентов всех затрат – это перевозка отходов из точки А в точку Б. Чем дальше эти точки, тем, соответственно, больше будет тариф. Но говорить о том, что из-за того, что сортировку построили, у нас тариф увеличился, в данном случае будет неверно. Потому что, вы понимаете, - 4 процента, а если перевозить дальше, то рост я не знаю какой будет, зависит от точки. Поэтому не хотелось бы пугать людей, что у нас тут какие-то тарифы будут расти, надо просто принять правильное, грамотное управленческое решение и быть ответственными перед людьми, не заниматься популизмом, не заниматься какими-то другими интересами мусорных каких-то компаний и так далее.

                                                                            

Александр Козлов: - А именно их вы и имеете в виду, когда говорите, что пугают людей?

 

Алексей Мигачев: - Ну, здесь сложно сказать, город-то у нас маленький…

 

Александр Козлов: - Понятно…

 

Алексей Мигачев: - Но интересов тут много, они все переплетаются, о чем и губернатор говорила… Надо как-то ответственно, всем вместе принять решение. Инвестор пока еще готов что-то сделать, завтра он уйдет в другой регион…


Александр Козлов: - Я думаю, рано или поздно так оно и произойдет… У нас просто не так много времени остается с вами, Алексей Алексеевич, а еще пару вопросов мне бы хотелось с вами провентилировать.

Полностью программу можно посмотреть здесь.

 

 


Возврат к списку


Новости губернии

Загрузка...