Новости Обсудим

«Если собака напала на человека раз, она будет видеть в нем жертву всегда». Почему в Германии нет бездомных животных

Фото: Антон Резниченко

Государство обеспечивает животным кров, пищу, медикаменты и следит за их безопасностью. На городских улицах не встретить ни одной бездомной собаки или кошки. Человек, выбросивший питомца на улицу, заплатит за это штраф почти в 3 миллиона рублей. А если убьет, сядет в тюрьму. Похоже на утопию, не правда ли? Однако это не выдуманный неким животнолюбом-фантастом сценарий. Это реальный пример отношения власти и народа к братьям нашим меньшим. Место действия — Германия.

В марте журналисты областного центре посетили Баварию в рамках партнерских связей между Эрлангеном и Владимиром. На фоне острой, прогрессирующей с каждым годом проблемы бездомных животных в России в целом и 33-го региона в частности приезжему в Германию владимирцу сразу бросается в глаза отсутствие на немецких улицах бродячих кошек и собак. На вопрос: «Как вам удалось решить эту проблему?», большинство немцев удивленно округляют глаза. Многие из них даже не могут вспомнить, была ли такая проблема вообще. 

Невольно рисуешь в голове картину беспощадного и бескомпромиссного истребления расплодившихся собачьих свор ради безопасности населения ФРГ. Однако ситуация на данный момент диаметрально противоположна. С 2002 года в Основном законе Германии черным по белому прописано, что животные, как и люди, тоже имеют свои права: на защиту, на кров, на жизнь. «Это немецкая культура. Цивилизация», — объясняют местные жители.


Попытки (или их видимость) решить проблему во Владимире

Место нападения бродячих собак на человека во Владимире

Ненадолго вернемся к российским реалиям. Напомним, во Владимире за один только месяц свора собак напала сразу на трех человек. Двое из них оказались в больнице. Об этом мы рассказывали здесь, здесь и здесь. Ситуация накалилась до такой степени, что губернатор Владимир Сипягин был вынужден собрать срочное совещание, а депутаты регионального Законодательного собрания — рассмотреть новый закон, согласно которому агрессивное животное можно будет отлавливать без согласия его владельца.

Администрация Владимирской области ежегодно выделяет мэрии шесть миллионов рублей на отлов животных. Этих денег хватит на поимку, вакцинацию, стерилизацию и биркование около 600 собак. После животных снова выпускают на улицы. Схема, мягко говоря, «сырая», а само наличие ее реализации вызывает сомнения. Контракт на отлов животных заключен с фирмой-подрядчиком «Амест», которая пятый год подряд якобы этим и занимается. Однако профильной деятельностью компании является строительство. Дозвониться в «Амест» практически нереально — журналисты «Губернии 33» пытались это сделать неоднократно. А заместитель главы администрации города Владимира Сергей Литвинкин уверяет, что властям приходится буквально упрашивать этих самых «строителей» заниматься проблемой бездомных животных. Словом, у общественности есть веские подозрения, что фирма занимается скорее отмыванием денег, нежели отловом собак.


Опыт Германии 


В немецком городе-побратиме с нами встретилась заместитель начальника отдела ветеринарного и санитарного контроля для защиты потребителей администрации Эрлангена Никола-Симоне Франц-Хаас. Таких ведомственных врачей-ветеринаров, у которых есть официальный допуск к работе в государственных контролирующих структурах, в местной мэрии всего три. По словам Николы-Симоне, все законы по защите животных, по контролю их заболеваемости, по вакцинации и обеспечению животных медикаментами прорабатываются на уровне Евросоюза. На этом же уровне регулируется ветеринарная деятельность. Так, относительно коров, свиней и прочих животных, мясо которых впоследствии оказывается на тарелках европейцев, законы Евросоюза наиболее строгие. 

Что касается мира домашних животных, здесь законы Германии еще строже. Животному нельзя причинять боль, вредить ему, в том числе психологически. Поводом для проверки может стать даже лай испуганной собаки, которую оставили на весь день дома одну.

— Никто не будет просто бросать животное. Есть общественный контроль — соседи, люди знают, что это запрещается. И любой человек знает: если он это сделает, тогда грозит штраф и наказание до 40 тысяч евро и даже больше. Это очень жесткое наказание. Ты причиняешь вред животному и совершаешь преступление, — поясняет Никола-Симоне Франц-Хаас.

По словам ветеринара, бродячая собака на улице Эрлангена — настолько непривычная картина, что практически ни один немец не сможет просто пройти мимо, он обязательно сообщит о животном в соответствующий органы. Обычно в этом случае звонят в полицию или по единому номеру вызова экстренных служб 112. При этом на место по вызову выезжают безотлагательно, отлавливают животное и отвозят его в приют.

— Никакой муниципалитет, никакая администрация не могла бы себе позволить отложить это дело или отнестись к нему наплевательски. Если бы поступило больше звонков, историю сразу бы подхватили местные СМИ. Это просто немыслимо, — говорит ведомственный врач-ветеринар.

Для понимания: резонансным событием, которое обсуждал буквально весь город для властей и обычных жителей Эрлангена стала история поимки одной единственной одичалой собаки. 

— За 10 лет, что я здесь работаю, была всего одна брошенная собака, и этим вопросом у нас занимались прокуратура, целый штаб ветеринаров, то есть это очень серьезное дело. Мы хотели выловить собаку, но это было сложно.

Животное прибилось к загону с кабанами, где можно было найти немного пищи. Собака совсем одичала, однако ее поймали, выходили в приюте и нашли ей новый дом.

 

«В приюте должно быть приятно и красиво»

Владимирский приют для животных «Валента»

Немецкие приюты для животных — отдельная тема. Начнем с того, что любое найденное в Эрлангене бездомное животное автоматически попадает под опекунство города. Между мэрией и местным приютом заключен договор, который предполагает финансирование со стороны муниципалитета — около 20 тысяч евро в год (на наши деньги это примерно 1 миллион 470 тысяч рублей). Сумма небольшая, но приюту хватает. В планах даже построить новое здание. Словом, просить милостыню, как это вынуждены делать волонтеры владимирских приютов для животных, их немецким коллегам не требуется. 

— Единственная помощь нам идет от области — мы не платим аренду. Город нам ничем не помогает, — рассказывает директор владимирского приюта «Валента» Валентина Сокова. — После пожара город обратился к бизнесу за помощью. Бизнес нам помогал, город — нет.

Сейчас в частном приюте «Валента» живет около 100 собак и более 50 кошек. Каждый месяц сюда поступает еще где-то 30 животных (собак, как правило, больше). А вот по домам четвероногих разбирают не так активно, несмотря на то, что каждое животное перед тем, как отдать в добрые руки, обязательно стерилизуют. Так что численность населения приюта только растет. Плюс с наступлением весны он пополнится еще на несколько десятков хвостов. Благо котят и щенков разбирают куда активнее взрослых животных. 

Корм, опилки и медикаменты волонтеры покупают на пожертвования неравнодушных горожан. Владимирцы также помогают выгуливать собак, однако этой помощи недостаточно. 

— Нам необходимо финансирование. После пожара нам нужно перекладывать стены, менять полы, подшивать потолки, проводить отопление, которое было повреждено, платить рабочим. На все это потребуется около 300 тысяч рублей, — подсчитывает Валентина Сокова.

Таких денег без помощи власти или бизнеса приюту не собрать. 

Приют для животных «Валента» после пожара

Что касается разговоров о возможном появлении во Владимире приюта муниципального, к этой информации директор «Валенты» относится с большим скепсисом. Во-первых, эти слухи пока не подкреплены реальными делами. Во-вторых, ни один частный приют, который можно было бы перевести на статус муниципального, не сможет пройти лицензирование по санитарным нормам. 

— Если нам предложат, мы переходить на муниципалитет не будем. В Гусь-Хрустальном есть муниципальный приют, но там такой бардак! Им запрещают держать больше 20 животных, остальных заставляют усыплять. У нас есть несколько агрессивных животных, которых не пристроить. Они спокойно доживают у нас свою жизнь. А в Гусе их бы давно усыпили, потому что содержать их экономически невыгодно. То, что я делаю, я считаю правильным, — поясняет свою позицию Валентина Сокова. — Если у нас муниципальный приют будет не такой, как в Гусе, будет хорошо.

К тому же, одно лишь появление во Владимире муниципального приюта проблему не решит. Нужен контролирующий орган. Так, например, условия содержания животных в приюте для животных Эрлангена и работу его сотрудников контролируют представители городского отдела ветеринарного и санитарного контроля для защиты потребителей, в том числе и Никола-Симоне Франц-Хаас. Следят за тем, чтобы животные жили в чистоте, были сыты и здоровы. 

— По закону нет разницы между животными, которые живут при хозяевах и между брошенными. Они имеют те же самые права. Получают те же самые медикаменты, уход. Их не имеют права мучить и тем более убивать, — подчеркивает Никола-Симоне Франц-Хаас.

Приют для животных в Эрлангене

Одновременно в эрлангенском приюте для животных может находиться около 40 кошек и 30 собак, не считая других, более мелких животных. Каждое животное держат здесь 6 месяцев. Обычно, спустя какое-то время, находится хозяин сбежавшего питомца. Если же этого не произошло, через полгода хвостатому ищут новый дом. Из всех найденных животных разбирают примерно половину. Оставшиеся кошки и собаки также надолго не задерживаются. Некоторых из них забирают на передержку в так называемые приемные семьи, которые также контролируют муниципальные ветеринары. 

Как утверждает Никола-Симоне, перенаселения в приюте не бывает. Он может заполниться в период рождественских праздников, когда в Германию нелегально ввозят щенков. В некоторых странах Европы бродячих животных так же много, как и в России. Так, на ведущих в Германию трассах время от времени перехватывают машины с румынскими номерами, в багажниках которых пытаются незаконно провести через границу щенят — в ФРГ их можно выгодно продать. При пресечении этих ввозов кутят отдают в приют, однако впоследствии всех животных, как правило, разбирают по домам. Удается пристроить даже хвостатых «пенсионеров». Сказывается, в том числе, внешний вид приюта — людям нравится сюда приходить. 

Если при словосочетании «приют для животных» рядовой владимирец представит грязное, переполненное животными и пропитанное запахами от продуктов их жизнедеятельности здание, то жизни питомцев в немецком приюте могут позавидовать даже некоторые люди. 

— В приюте должно быть приятно и красиво. Чтобы люди с удовольствием сюда приходили и выбрали животное в спокойной обстановке. Это очень строго проверяется, — говорит замначальника отдела ветеринарного и санитарного контроля для защиты потребителей администрации Эрлангена. 

Приют для животных в Эрлангене

Тех, кому отдавать животное, в приюте выбирают ответственно. Многим и вовсе отказывают. Бывает и так, что люди сами отдают животных в приют, однако за это тоже полагается серьезный штраф — около тысячи евро. Помимо этого, человек попадает в черный список — ему больше не разрешат заводить домашних животных. Сведения об этом человеке попадают прямиком к муниципальным ветеринарам.


Учет домашних животных

По словам Николы-Симоне Франц-Хаас, практически все домашние животные Эрлангена стоят на ветеринарном учете. На каждого из них заводят специальный евродокумент. Если с бумагой что-то не в порядке, животное могут отдать в приют на три месяца до выяснения обстоятельств. При этом содержание, проверку на бешенство и прочие процедуры должен оплачивать хозяин питомца. 

КСТАТИ 

Владимирская область оказалась среди лидеров по бешенству животных

Кроме того, в Германии введен налог на собак. Чем больше пес, тем больше придется заплатить. Содержание маленькой собаки обойдется примерно в 15 евро в год, крупной — около 90 евро. Если немец заведет вторую собаку, за нее придется платить столько же, плюс 10-15%. Еще дороже будет стоить содержание боевой собаки. Однако даже завести ее будет весьма сложно — для этого требуется специальная лицензия, для получения которой сперва нужно доказать необходимость содержания такой собаки частным лицом. 

На контроле муниципальных ветеринаров даже собаки мигрантов, которые просят милостыню на улицах. Одного из таких мы встречали каждый день по пути в администрацию Эрлангена. 

— Я каждую собаку здесь знаю лично, — уверяет Никола-Симоне.

Если ветеринары заметят, что собака голодает или ей нездоровится, тогда человек может запросто лишиться своего питомца: пса отдадут в приют и найдут ему более достойных хозяев. Порой прохожие сами пытаются выкупить у попрошаек собак. Однако это сложно с юридической точки зрения — продавать животных «по-черному» запрещено законом.


Браконьер = убийца

Фото: pixabay.com

Связанные с животными вопросы, за которые не отвечает Евросоюз, строго контролируются законодательством Германии и регулируются со стороны федеральных земель, в том числе Баварии. К таким вопросам, например, относится миграция волков — актуальная для местных фермеров проблема. 

Власти столкнулись с законодательной «вилкой». С одной стороны, волки наносят вред крестьянам, нападая на их скот. С другой — животные, в том числе дикие, имеют право на жизнь и защиту со стороны государства. Ситуацию должны контролировать местные охотники, которые имеют на отстрел животных соответствующую лицензию. Однако прибегнуть к этому охотник может только в экстренном случае и следуя строгим правилам, беспорядочный отстрел под строгим запретом.

Проще говоря, охотник должен вычислить конкретного волка, который нападает на фермерских коров, получить от прокуратуры разрешение на отстрел и, предварительно убедившись, что это тот самый волк, застрелить его. В противном случае действия охотника будут интерпретированы как браконьерство. За убийство животного без соответствующего разрешения полагается штраф в 50 тысяч евро (3 миллиона 665 тысяч рублей (!) по действующему курсу). Кроме того, браконьера могут посадить в тюрьму на несколько лет.


О чем стоит задуматься владимирским властям

Понятно, что на уровне Конституции Российской Федерации вопрос быстро решить не удастся. Работа в этом направлении только начата. Как известно, 19 декабря 2018 года Государственная Дума в третьем чтении приняла законопроект об ответственном обращении с животными. 21 декабря его одобрил Совет Федерации. Ранее Госдума ужесточила наказание за издевательства над животными. Согласно статье 245 УК РФ, за жестокое обращение с животным, которое привело к его гибели, грозит лишение свободы на срок от трех до пяти лет.

ПО ТЕМЕ 

Делом о сожженной заживо собаке займется полиция Гусь-Хрустального

К закону пока много вопросов. Непонятно, например, как в его рамках должны действовать власти на региональном и муниципальном уровне. Однако представители администрации города Владимира в силах задуматься над решением нескольких вопросов уже сейчас.

Во-первых, как уже было сказано выше, городу необходим муниципальный приют с соответствующей финансовой поддержкой и контролирующим его деятельность управлением.

Во-вторых, нужно огородить все крупные мусорные баки во дворах многоквартирных домов Владимира. Одичалые кошки и собаки зачастую собираются там, где можно найти пищевые отходы. Если перекрыть доступ к бакам, тогда бродячие животные будут пытаться искать пропитания у людей. Так их проще отловить и пристроить. Работа в этом направлении уже началась, но пока она имеет весьма локальный характер.

В-третьих, мэрия сделает большое одолжение, в первую очередь самой себе, разорвав контракт с ООО «Амест» и перестав отплачивать из бюджета сомнительного качества работу. Реальным, а не фиктивным отловом животных с последующей их стерилизацией и вакцинацией должны заниматься профессиональные врачи-ветеринары, а не «строители».

В-четвертых, вместо того, чтобы снова отпускать собак на улицы или и того хуже — массово убивать их и выкидывать трупы в мешках, — животным следует через приют находить новый дом. Иначе новых нападений не избежать.

Как верно отметила ведомственный врач-ветеринар Никола-Симоне: «Если собака напала на человека раз, она будет видеть в нем жертву всегда».




Автор: Карина Романова


Возврат к списку


Новости губернии

Загрузка...