Новости Общество

В центре Владимира до сих пор открыто опасное здание, в которое свободно попадают подростки

Фото: Губерния 33

В Судогодском районе 12-летняя девочка упала с крыши заброшенной фермы. Под ребенком на высоте шести метров лопнул шифер. Эта трагедия произошла два года назад. Годом ранее мальчик такого же возраста погиб в Вязниках. В одном из заброшенных зданий, где подростки проводили время, под ним обрушилась лестница. Такие опасные объекты, которые стоят без ограждений, окон и дверей есть и во Владимире.

Средний вес бетонной плиты — четыре тонны. Выжить под ней нереально, особенно если вы — подросток. Владимир Рашкован на улице Безыменского во Владимире живет последние 20 лет. Окна его квартиры выходят на так называемый тир — заброшенное здание на территории сороковой школы.

— Все это вижу из окна, как дети там бегают по перекрытиям, которые уже в некоторых местах просто разрушены. И после падения вниз их никто оттуда вывести не сможет, так как там сейчас установлены решетки, — сказал житель областного центра Владимир Рашкован.


Решетки дети используют как лестницу, чтобы забраться на заброшенное здание. К окну и козырьку, от которого остался лишь осыпающийся каркас, ведет четко протоптанная тропа. При этом сами подростки упасть не боятся. За них переживают взрослые. 

Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев объясняет — винить детей нет смысла. Ведь подросток — почти синоним слову «опасность», она их привлекает. Не допустить детей к заброшенным зданиям — задача в первую очередь их родителей и муниципальных властей.

— Было распоряжение губернатора и был составлен так называемый реестр заброшенных зданий и сооружений, региональный наш, областной. В него вошло более 1 100 объектов во всей Владимирской области. Но я уверяю, что это еще и больше, — сказал Геннадий Прохорычев.

В реестр внесены более ста опасных объектов областного центра. В их числе здание бывшей детской спортивной школы на Студеной горе. О нем в администрацию города больше пяти лет пишут и общественники, и журналисты, и даже Следственный комитет. Но доступ туда до сих пор открыт для всех желающих. В этом году дети проявляют к этому зданию повышенное внимание. Ведь из-за пандемии закрыты летние лагеря, где подросткам могли организовать хоть какой-то досуг. В итоге за каждую трагедию отвечать придется муниципальным властям.


— Они должны понять, что дальше-то вообще с ним делать. Если мы говорим об объекте на Студеной горе — собственник известен. Надо понудить через суд или еще как-то, чтобы этот собственник мог закрыть доступ для граждан, тем более несовершеннолетних, либо разобрать его, то есть ликвидировать полностью, — добавил Геннадий Прохорычев.

Тир на территории 40 школы, со слов Владимира Рашкована, находился на балансе «Владстройзаказчика». Но в феврале прошлого года бюджетное учреждение было ликвидировано. Никаких попыток найти и призвать к ответственности нового владельца мужчина не предпринимал — считает, что в ответ получит лишь череду отписок. Ведь муниципальные чиновники, как правило, придерживаются печальной практики — заброшенные здания обносят забором только после смерти ребенка.

Автор: Евгения Волкова


Возврат к списку


Новости губернии

Загрузка...