Новости Общество

В могилу ветерана войны захоронили другого человека

«Раньше ходили к дедушке, а теперь – к чужому дяде». Так начинает свой рассказ Сергей Федоров, внук ветерана Великой Отечественной войны Василия Федорова. Весной этого года, перед праздником Пасхи, родственники Василия Петровича приехали на вязниковское кладбище на могилку к деду и буквально застыли от удивления. Там, где много лет назад они похоронили своего близкого родственника, образовался новый холм, а на нем – свежие венки и крест с фамилией совершенно другого человека.

MyCollages.png

– В апреле это было, – вспоминает Сергей Федоров, внук Василия Федорова. – Приехали и увидели свежую могилу. На месте привычной могилки деда – свежая могила. И стоят два креста: наш крест перевернутый, то есть не по канонам православия стоит. Впереди стоял их крест, сзади наш. И свежая могила – Жукова Евгения Константиновича.

С вопросом, почему в могиле деда теперь лежит еще один человек, внуки Василия Федорова обратились к администрации кладбища. Там получили ответ, что захоронение было вполне законным – якобы в родственную могилу. Действительно: мужчины, которые теперь захоронены вместе, люди друг другу не совсем чужие. Когда-то давно, в послевоенное время, Василий Петрович жил с Анной Симоновой, в официальном браке они не состояли. Дочь ее родной сестры была замужем за Евгением Жуковым. Вот, собственно, и всё «родство».

– Я, Юрий Петрович, вот еще два брата мои – мы последние близкие родственники. Нас никто не спрашивал, – говорит Сергей Федоров. – И когда мы узнавали у них, они сказали: «А зачем нам это нужно?» Такой ответ был у них.
Сергей Федоров.png

Из администрации Вязниковского района, куда с просьбой разрешить вопрос обратились Федоровы, ответили очень противоречивым письмом: якобы кровной родственной связи эти люди не имеют, но при этом родственные права не нарушены. В федеральном законе «О погребении и похоронном деле» черным по белому написано: повторное захоронение в могилу разрешено только для близкого умершего родственника, а это дети, родители, супруги, внуки, бабушки и дедушки. Тем не менее разрешение на подхоронение выдали – для этого было достаточно только выписки из домовой книги и фразы родственников Жукова: «за могилой уже давно никто не ухаживает, да и родственники ветерана сами погибли на войне».

– Бред это все, – говорит Юрий Федоров, еще один внук Василия Петровича.  Даже правнуки уже все приезжали сюда, брат наш, который на инвалидной коляске, он туда и то проезжал. И у нас как традиция была – мы на 9 мая сюда все приезжали.
Юрий Федоров.png

Получается, что смотрителя кладбища ввели в заблуждение. Многочисленные родственники Василия Федорова живы-здоровы и за могилой деда постоянно ухаживали. Подрастающему поколению через пример дедушки рассказывали о подвигах русских героев на войне. Сам Василий Петрович ушел на войну в 42-м году. Был командиром миномета, за боевые заслуги награжден орденом Красной Звезды. На поле боя получил множественные ранения, домой вернулся в статусе инвалида Великой Отечественной войны. Василий Федоров вел аскетичный образ жизни: был скромным и не ставил во главу всего материальные ценности. Потому и крестик на его могиле простой, небогатый.

После первой жалобы внуков Василия Петровича родственники Евгения Жукова хоть и постарались вернуть могиле ветерана первоначальный вид, но предлагают установить памятник сразу двоим мужчинам. Федоровых такой вариант не устраивает. 

– И к нам администрация обращается: вы не делайте ничего. Я говорю – мы сейчас будем ставить всем памятник. А он опять с этим крестом? Да это же кощунство! – говорит Ирина Жукова, родственница Евгения Жукова.

Весь конфликт, как признаются сами Федоровы, мог быть исчерпан с самого начала этой истории. Слова, которые друг за другом повторяют внуки ветерана войны – «нас не спросили». Нужно было попросту встретиться и поговорить. Решить все по-доброму. Но этого не произошло ни до захоронения, ни после.

– Мы подали в полицию заявление о возбуждении уголовного дела, – говорит Сергей Федоров. – Будем требовать полной эксгумации, восстановления нашей могилки. Мы хотим приходить на могилку своего деда, Василия Петровича. 

Чем закончится эта история, решать теперь, скорее всего, будет суд. Но свои результаты дело о повторном захоронении на вязниковском кладбище уже принесло. По распоряжению районной администрации теперь при захоронении в родственную могилу ритуальные организации обязаны требовать документы, подтверждающие прямое родство умерших.

Автор: Екатерина Глазкова


[ Возврат к списку ]


Новости партнеров

Новости губернии


Читайте также


ERROR TEXT
Если вы нашли ошибку в тексте,
выделите ее курсором мыши и
нажмите сочетание клавиш
Ctrl + Enter