Новости Общество

Александр Романенко: «Мы ориентируемся на лучшие регионы»

В каком состоянии автодорожная сеть Владимирской области, насколько соответствуют нормативным требованиям федеральные, региональные и местные дороги на территории региона? В свете недавнего Послания Президента к Федеральному Собранию вопросы совсем нетривиальные. Александр Романенко, директор областного департамента транспорта и дорожного хозяйства, дал развернутое интервью нашему телеканалу.

К.: Добрый день! Это ТРК «Губерния-33». В эфире программа «НВВ». Меня зовут Александр Козлов. Гость студии сегодня Александр Романенко, директор департамента транспорта и дорожного хозяйства администрации ВО. Александр Васильевич, здравствуйте.

Р.: Добрый день!

К.: Уважаемые телезрители! Для завязки нашего с А.В. разговора приведу выдержку из текста Послания Владимира Путина к Федеральному собранию, где президент говорит о дорожном строительстве. А цитата такая: «Федеральные трассы действительно в значительной степени приведены в порядок, чуть хуже дело обстоит с региональными, а местные — это вообще никуда не годится. Обращаюсь к руководителям регионов и городов. Состояние дорог должно быть постоянно в центре вашего внимания. Нужно наращивать качество и объемы дорожного строительства». Это сказал президент. Ну, со дня оглашения Послания времени прошло очень немного, и ни о каких результатах этой политики пока говорить не приходится, но можно поговорить о том состоянии, в котором местные региональные дороги у нас находятся, чтобы зафиксировать это состояние и потом было удобно сравнивать. А.В., давайте сначала общие данные, если мы говорим о местных и региональных дорогах. Сколько их у нас в области вообще?

Р.: Что имеем… Имеем на сегодняшний момент порядка 15 тысяч км дорог. Федеральных, хоть Вы и не назвали, их 412 км.

К.: Это вообще всех?

Р.: Да, это вообще все: 412 — это федеральных трасс, 6200 — это областных или региональных, как их можно назвать. Все остальное — муниципальные дороги. Есть еще небольшое количество, ведомственные дороги. Это небольшое количество. Для большинства граждан оно не принципиально.

К.: Так, тогда следующее. В каком они состоянии? Ну, традиционно, от такого термина, как уровень износа пляшем.

Р.: В нормативном состоянии. Ну, опять начнем с федеральных дорог. На сегодняшний день порядка, наверное, 80 процентов их соответствует нормативам. Федеральных дорог — их 80. Наши областные дороги, региональные — здесь порядка 54 процентов, и муниципальные, так называемые, дороги, местными их назвать — вот 72 процента не соответствует. Порядок цифр вот такой. Мы понимаем, что лучшие федеральные, но не будем забывать, что по федеральным дорогам наибольшая интенсивность, потом интенсивность чуть ниже на региональных и на муниципальных меньше интенсивность. Поэтому, соответственно, вот такие цифры.

К.: Хорошо. А как в принципе как эта сеть дорог у нас организована? Есть ли у нас какие-то требования: законодательные, нормативные, когда к населенным пунктам, положим, численностью 100 человек, 50, 250 дорога должна быть обязательно. В принципе, насколько нам этой сети хватает?

Р.: Ну, давайте так. Хотелось бы в идеале, чтобы у нас 100 процентов населенных пунктов было присоединено. Ну, думаю тут лучше провести сравнение Владимирской области с другими субъектами, чтобы понять, у кого как. На сегодняшний момент наибольшее присоединенное количество населенных пунктов - это две области, это как образец, это Воронежская и Белгородская. Т.е. Черноземье. Там процент присоединенных — 90 процентов подходит. Как мы выглядим, как Владимирская область? Мы понимаем, что это житница наша, это Черноземье. Владимирская область — здесь у нас порядка 70 процентов присоединенных.

К.: А если взять окрестные с нами регионы — Рязанская, Ивановская? 

Р.: Хочется равняться на тех, у кого лучше. У остальных — ниже. Я сравниваю не то, что по России, по России некорректно сейчас сравнивать. Я про ЦФО сейчас говорю. В ЦФО это два лидера, к которым надо стремиться. Губернатор как раз эту задачу сейчас ставит. Нам интересны они, а кто ниже нас — нам как-то не очень интересно.

К.: Хорошо, относительно состояния, еще раз, дорог… Вы говорите, порядка 50, не помню точно, там региональные… 70 не соответствуют.

Р.: Да, муниципальные — 72 процента не соответствуют.

К.: А если мы говорим в принципе, как, например, к сельским населенным пунктам должна в идеале выглядеть дорога? Все-таки за счет них основной прирост-то идет у нас. Вот как эта дорога должна быть?

Р.: Ну, это не только за счет них. Вот мы чуть дальше остановимся — это обходы городов. Эта тема еще не закрывается. Сегодняшний обход Бараков мы сегодня продолжаем строить. По населенным пунктам, мы понимаем, что есть у нас не присоединенные населенные пункты, порядка 800 где-то у нас во Владимирской области. Но есть и некоторые населенные пункты, где и жителей, собственно говоря, раз, два и все.

К.: А как определяется, что последние 2 года (Вы мне прошлый раз рассказывали) где-то шесть дорог, дороги к шести населенным пунктам мы выстаиваем заново? Как это определяется, к каким населенным пунктам достраивать эту дорогу, а какие подождут?

Р.: Это идет по теме стройки. Любая стройка начинается с проекта. Есть проект — есть стройка. На сегодняшний момент с этим проблема. К сожалению, в муниципальных образованиях проблема. То есть, не так активно они участвуют в разработке проектной документации. Ну, может быть, не верят в возможность дальнейшего финансирования, как-то сомневаются. Но все равно шесть объектов в год — это мы стабильно делаем, то есть, это порядка 11-12 км.

К.: То есть изначально должна быть инициатива от муниципального образования: мы хотим, вы ему помогаете в финансировании проекта — 95 процентов, и потом еще на строймонтаж также помогаете 95 процентов. Не очень активно идут.

Р.: Надо отдать должное Владимирской области по плотности дорог, энное количество дорог, кв. км. У нас довольно-таки плотная сеть, поэтому у муниципалов, скажем так, больше проблем. Скажем, разбита асфальто-бетонная дорога, у них интерес ее бы восстановить, но вот эта программа по устойчивому развитию села — она предусматривает как раз именно чисто новое строительство, т.е. те населенные пункты, которые не присоединенные. Поэтому сидит глава, и когда начинает выбирать или проект заказывать для населенного пункта, а там 2 человека, или, конечно, лучше отремонтировать дорогу, где там 1000 человек проживает. Вот тут вот есть такая дилемма. Но, тем не менее стабильно шесть населенных пунктов в год мы делаем, это порядка 12 км.

К.: А если по полномочиям? Местные власти, на каком уровне они должны поддерживать минимальное состояние дорог, которые имеются на их территории? Чем это регламентировано? Как это связано в теми полномочиями, которые в регионе имеются?

Р.: Четко по полномочиям. Муниципальные образования, они на уровне района, т.е. район, округ — это их обязанность святая по дорогам. У них должен быть свой дорожный фонд у каждого района. Из этого дорожного фонда они планируют свою вот эту деятельность.

К.: Какой процент отчислений сразу им идет в дорожный фонд?

Р.: Им от акцизов идет 10 процентов. Т.е. от акцизов, которые защищаются Владимирской областью, им автоматически идет 10 процентов. Это, не считая того, что потом дополнительно из областного дорожного фонда им даются еще деньги.

К.: И в итоге, сколько им приходится процентов от акциза на местные власти, или там по-разному?

Р.: Зависит от км дорог, которые у них есть. Рассчитывается, исходя из этого. Т.е. мы получаем: первое — это от численности автомобилей, вот скажем, в области, и от количества 15000, которые я с вами провел. Вот на эти дороги, на это количество автомобилей нам выделяются акцизы, распределяются, мы их получаем. То же самое — муниципальные образования — от количества дорог и количества автомобилей, зарегистрированных в конкретном районе. 

К.: Если мы говорим о модернизации местной, региональной сети. Как я понимаю, именно это президент имел ввиду. Модернизация: и улучшение, и развитие. Что для нашего региона первостепенно в дорожном строительстве на Ваш взгляд?

Р.: Все-таки не столько новое, а именно восстановление тех дорог, которые были построены 20, 30, 40 лет назад. Т.е. для нас эта тема более актуальная. Именно восстановление.

К.: Мы уже с Вами говорили, я Вас спрашивал, сколько нужно средств, чтобы всю область взять и все дороги нормально сделать. Вы мне сказали — 100 миллиардов рублей ориентировочно, плюс-минус. Но наверное, все может быть иначе, если использовать какие-то такие технологии и такие материалы, которые позволяют дороге служить дольше Не так, как у нас сейчас: гарантийный срок дорога стоит, подрядчик выполняет, обслуживает, но истечение срока гарантии - дорога сыпаться начинает. Есть ли сегодня в распоряжении наших дорожных строителей технологии, позволяющие строить дороги с более протяженным периодом эксплуатации?

Р.: Безусловно, это есть. Технологии есть, но мне хотелось бы, чтобы чуть-чуть не путали. Вот Вы, когда покупаете новый автомобиль — гарантия на автомобиль: кто три года дает гарантию, кто - пять. А если Вы покупаете автомобиль, скажем так, не новый автомобиль, и заменили Вы в нем, ну, резину заменили, то требовать от этого автомобиля, а ему десять лет, например, что он будет у Вас как новый ходить…

К.: Аналогия понятна.

Р.: Соответственно, дороги, которые построены 20,30, 40 лет — они рассчитаны под нагрузку не сегодняшнего транспорта, эти 40-тонные, 60-тонные тоннары, которые идут, у нас не рассчитаны они… Поэтому сегодня успеваем мы слой износа положить, хотя бы ровность дать. А по идее, они, конечно, морально и физически, эти дороги, устарели. Их заново переустраивать под новые расчетные нагрузки, под новый транспорт.

К.: А вот в связи с этим вопрос: когда Вы говорили о 100 млрд. рублей, Вы имели ввиду именно поддержание ровности покрытия или полностью строительство?

Р.: Приведение в соответствие с нормативами, чтобы они ровные хотя бы были на сегодняшний момент.

К.: Хорошо. К сельским территориям. В прошлом году в октябре Светлана Юрьевна обозначила такую тему. У нас, чтобы развивалась и поддерживалась сеть дорог на селе, будет завозиться в область срезанный на московских улицах асфальт, и им отсыпаться, не знаю, как технология…, и мостится им дороги сельские. В каком состоянии сейчас этот проект?

Р.: Это как раз к тому случаю, когда денег не так много, нам нужно делать, все равно задача стоит улучшить транспортные пути сообщения в сельской населенной местности. И была договоренность губернатора с правительством Москвы, что отходы от дорожного хозяйства, вот эта крошка, она, кстати, тоже у нас в области есть, ее не так много, была договоренность, что мы ее забираем. Где-то как раз с сентября месяца на сегодняшний момент мы забрали 33 тысячи тонн этой крошки. С сентября прошлого года.

К.: Звучит много.

Р.: Уже звучит. Куда дели? Успели еще по теплому периоду года положить ее. Тут расчеты экономические показывают, что нам ее выгодно брать с Московской области и завозить ее в Петушниский район, Киржачский район, Александровский район частично и Кольчугинский. Т.е. удобно, ближайшее расстояние, т.е. она, крошка, бесплатная, но чем дальше отдаляемся от Москвы (в те же Меленки везти) экономически не выгодно получается. Этим заниматься не приходится. А вот эти 30 тысяч — из них Киржачский район взял на свои дороги порядка 5-6 тысяч тонн. А остальную массу, где 27 тыс. взяли государственные бюджетные учреждения, т.е. тот, кто отвечает за областные региональные дороги. Дороги же и в сельской местности тоже есть. И поэтому мы как раз используем 27 тыс., часть объектов, сейчас я Вам приведу, в Петушинском районе в прошлом году уже было уложено, с Покрова — Марково — там была часть крошки уложена, следующий объект — это Вольгиский — Перново, тоже уже была уложена, укатана эта крошка. Там проезд нормальный на сегодняшний день стал. Дело в том, что мы всю зиму продолжаем заготавливать, мы не останавливаемся. По прошлому году мы порядка 12 км сделали с использованием этой крошки. На этот год, сегодня мы уже завезли где-то на 21 км примерно. Это значит: Киржачский район, Петушинский район, у нас тут немножко Ново-Петрово — Соколово, Судогодский район и немножко Камешковский район — это Палашкино — Нестерково и санаторий в Пенкино, санаторий 1 Мая. И оно в теплое время года, когда все растает, все подсохнет, тоже будет уложено.

К.: Ведь крошка такой специфический материал. Как вообще технологически происходит использование его: она плавится заново или она поверх щебня?

Р.: Она укладывается на разбитую асфальто-цементную дорогу или на щебеночное основание, разравнивается грейдерами и укатывается катками, т.е. уплотняется. Сказать, что на какие-то дороги 1, 2 категории мы выходим с ней, нет. Однозначно, где большая интенсивность, эта технология не может быть применена. А для сельской местности, где интенсивность не такая большая, зато обеспечивается проезд по твердому покрытию, здесь мы применяем как раз эту технологию.

К.: Хорошо. Очень важный для Владимира проект — это ремонт трассы М-7, который у нас в этом году будет происходить. Вот давайте к этой теме. Начинаем с самых формальных, общих: откуда, докуда будут нашу Пекинку ремонтировать, кто это будет делать и в течение какого времени?

Р.: Ну, чтобы было совсем понятно: от «Ленты» до «Глобуса», 10 км. 

К.: Это силами «Автодора» будет выполняться работа?

Р.: У нас М-7 — это федеральное имущество, федеральная трасса. Дирекция расположена в нижнем Новгороде, они отвечают, через них идет финансирование, и вот как раз проект был разработан на капремонт, он прошел экспертизу, этот проект будет как раз применен при этом капительном ремонте.

К.: Что именно, какие работы будут выполняться?

Р.: Что-то глобального, пятиразворотного, как в Лакинске, этого не будет, т.е. таких больших катаклизмов не будет. Асфальто-бетонное покрытие заменят — да, барьерное ограждение — да, и осевое и металлическое на обочинах, шумозащитный экран в небольших количествах. Это капремонт, это не реконструкция, не стройка, это просто капительный ремонт.

К.: Я так понимаю, что та крошка с этой дороги она у нас же и останется, или ее увезут?

Р.: Нет, она со стоимостью. Тот подрядчик, который выиграет этот объект, вот, например, стоит 100 рублей эта работа, с него вычтут за эту крошку, с него сминусуют, не 100 рублей ему отдадут, а 99 ему отдадут. Т.е. это будет являться его собственностью, и он уже ей распоряжается, как хочет.

К.: Все понятно. От «Ленты» до «Глобуса» снимут покрытие. Местами уже стали устанавливать отбойники. Это уже в рамках этого проекта.

С.: Нет, отбойники — это в рамках содержания, это не касается. А здесь отдельно — капитальный ремонт.

К.: Когда должны начать и когда планируют закончить?

Р.: В течение 2 лет: 18-й тире 19-й — все 10 км. Когда начать? В настоящий момент опять выставили на торги, и должен определиться генеральный подрядчик, кто будет выполнять эти работы. После того, как определится генеральный подрядчик, у нас договоренность с М-7: собираемся все вместе — город Владимир, потому что, безусловно, он заинтересован, департамент (у нас в департаменте соберем), представитель М-7 и представитель подрядчика, который выиграет эти торги. И будем уже детализировать, т.е. что — вперед, что — попозже. Каким-то образом постараемся (выработать) алгоритм действий при этом капительном ремонте.

К.: Ну, еще к срокам, чтобы сразу закончить с этой темой. Вы говорите, сейчас второй раз выставили на тендер, но, наверняка, по опыту прошлых лет Вы знаете, сколько может еще протянуться это хозяйство…

Р.: Я думаю, в апреле это все уже определится, и я думаю, что в мае начнутся работы. 

К.: Когда бы не начались, сколько бы не тянулись, все равно Пекинка у нас одна из основных для пропуска транзитного транспорта артерий, но и городского в том числе.

Р.: Сначала надо говорить: для городского, а потом — транзит. Транзита не так много.

К.: Не знаю-не знаю, но Вам виднее, с другой стороны. Так, если ее будут ремонтировать, то как объезды будут выстроены: сразу на всем протяжении или…

Р.: Нет, на всем не будет. Вот почему я сказал, что после того, как определится подрядчик, без подрядчика сейчас обсуждать эту тему смыла нет. И тогда садимся за круглый стол и обсуждаем. Предложения слушаем М-7, наши предложения, предложения подрядчика и предложения города. Если город скажет: ребята, давайте вот здесь попозже… Тут предложения от города должны звучать.

К.: Я почему эту тему поднимаю так пристально, слышал, что чуть ли не какую-то дорогу-дублер, времянку надо будет прокладывать. Об этом речи не идет?

Р.: Ну, а где? Ведь у нас с землей чтобы не так шикарно, чтобы взять и где-то проложить. Тут реально где-то какие-то улицы параллельные, мы знаем город Владимир, их подремонтировать в первую очередь, чтобы движение шло без остановок.

К.: Т.е. перед ремонтом Пекинки — параллельные улицы…

Р.: Скажем так — синхронизировать. Все 10 км в работу не пойдут. Пойдут, где трубы надо делать, вот несколько труб будут делать, а где конкретно асфальт класть — все это в рабочем порядке, все постараемся обговорить. Сказать, что жители не заметят этого ремонта — я на себя такую смелость не возьму. Да, заметят, да, будут проблемы, но еще раз повторюсь — неудобства на время, а строим, чтобы потом пользоваться не один год. Поэтому — да, потерпеть придется. Иллюзий строить не нужно.

К.: То, о чем мы раньше говорили: Пекинка, М-7, она на тот грузопоток рассчитана, когда она строилась?

Р.: Ну, конечно, трафик на сегодняшний день большой, но давайте не будем забывать, что в свое время был построен южный обход у нас, и основной трафик ушел у нас с вами на южный обход. Вот если бы не было этого южного обхода, вот тут мы с вами вообще бы крупно задумались. А тут все-таки все своевременно было построено.

К.: Будет перенаправление потока в другую сторону — на южный обход?

Р.: И сегодня основной поток там идет, а в связи с ремонтом в этой части города он еще больше перераспределится в сторону южного обхода.

К.: Какие-то, кроме имеющихся сейчас, надземные переходы будут установлены?

Р.: Да, надземные пешеходные переходы будут, они по плану есть, но они идут по отдельным проектам.

К.: Но тоже в эти два года?

Р.: Ну, скажем так, в районе Семязино давно уже стоит надземный переход, улица Дружбы — вот буквально он построен в конце года прошлого. Недалеко от Юрьев-Польского, где Веризино, тоже есть у нас надземный переход. Пока на данный момент их три. Нужно, конечно, увеличивать. Но на сегодня проблема более острая для нас — это выезд с Веризино. Это микрорайон, который расстраивается, и жителей все больше и больше. И тут вот…

К.: Вот ту схему, Вы уже рассказывали, что веризинский автобус вынужден сначала на площадь Ленина ехать, там разворачиваться — и опять на Пекинку...Вот эта схема будет в рамках капительного ремонта меняться? Или как есть у нас — две полосы в одну сторону, две — в другую, и никаких дополнительных для веризинцев…

Р.: Наша задача… (мы неоднократно с жителями Веризино встречались и понимаем их боль, их озабоченность). Я тоже считаю. Что перед началом микрорайна должна быть проработана транспортная схема. Но, к сожалению, получилось так, как получилось. Сначала построили, а потом вспомнили, вернее жители об этом напомнили. Приличное количество жителей в этом микрорайоне живет, поэтому постараемся для них этот вопрос решить. Те наши наработки, которые сегодня идут, мы постараемся синхронизировать с тем капительным ремонтом, о котором мы с вами здесь говорим. Т.е., чтобы одновременно все произошло. И нам, и жителям нужен левый поворот из Веризино в сторону Доброго. Это снимет многие проблемы. Задача наша вот эта.

К.: В рамках частно-государственного …… Ведь там застройщик ведь есть, он застраивает и, видимо, дальше будет застраивать этот микрорайон...

Р.: Застройщик-то застраивает, только даже дорогу-дублер, которую построили, которая вдоль М-7 идет, ее мучили-мучили, ввести никак ее не могут. Общими усилиями на сегодняшний день ввели. Но там надо дорисовать (вот сейчас теплое время года будет) разметочку, освещение надо делать, город сейчас проект разрабатывает на эту дорогу.

К.: Т.е., я так понимаю, что от застройщика на помощь рассчитывать — это как бы…

Р.: Но сегодня город разрабатывает проект на освещение данного дублера, он принят в эксплуатацию на сегодняшний день.

К.: Все понятно. Коль скоро мы к городским проблемам потихонечку подошли… На днях главный архитектор города Андрей Быков представлял народным депутатам генеральный план. Я понимаю, что это не совсем Ваша епархия, просто там упоминались такие объекты, комментарии по которым от Вас было бы интересно получить. Так вот Андрей Быков рассказывал о генплане и упоминал такие объекты, как северный обход Владимира в дополнение, по всей видимости, к южному, о котором мы говорим, восточный обход Владимира, дополнительный мост через Клязьму. Звучит, конечно, впечатляюще, что мы вообще весь транспорт выведем. Во-первых, где это восточный северный мост через Клязьму? Я понимаю, что это на будущее, но на какое будущее, когда это может появиться?

Р.: Я за то, чтобы город Владимир еще больше развивать. То, что они назвали — это мало. Я за то, чтобы больше развивать инфраструктуру-то, потому что город-то растет. То, что это нужно, то, что это хорошо - это однозначно, это нужно делать.

К.: Ну, вот давайте: северный — это где у нас проезд?

Р.: Ну, скажем так. Если южный обход мы все знаем, потому что по нему все ездим давно, то у нас северный — это как раз со стороны того же «Глобуса». Здесь вопрос: то, что нужно об этом думать — да.

К.: С трассы М-7 до Владимира уходит обход в сторону «Глобуса»?

Р.: Ну, да выше «Глобуса», скажем так, к Суздалю должен проходить.

К.: Потом на М-7 тоже опять же и выходит.

Р.: Ну, это уже детали: на М-7 там выходить, в другом месте. На сегодняшний момент, я думаю, это может быть не совсем актуально. Дело в чем: ВСМ. Там уже запроектирована, прошла экспертизу высокоскоростная магистраль, и она начнет строиться в этом году.

К.: В этом году уже начнет строиться на территории уже нашей области или в принципе — где-то?

Р.: Ну, скажем так — от Москвы до Владимира.

К.: Очень интересная информация.

Р.: Подготовительные работы, думаю, начнутся в ближайшее время, и уже эти работы будут вестись. Поэтому на сегодняшний день этот проект город обязан предусматривать, но тут что-то такое глубокое должно быть, потому что уже с учетом ВСМ.

К.: А там дублера не предполагается автомобильной дороги вдоль ВСМ?

Р.: Да нет, если какие-нибудь технические, небольшие дороги, то - да. Но еще раз про ВСМ хотелось бы остановиться, не перерезает, ни один населенный пункт не остается отрезанным. Т.е. дорога строится, но путепроводы, или там под эстакады ныряем, но в любом случае проезд для жителей остается, поэтому тут для беспокойства причин нет.

К.: Хорошо. Восточный объезд?

Р.: Ну, восточный, ну скажем так. У нас в свое время имелся один мост через Клязьму, который в Загородном парке. Мы по нему ездили, потом мы сделали южный обход. Появился еще один мост через реку Клязьма. Про него уже стали забывать, как обыденность это все, что уже два. Один — хорошо, два — лучше, а три-то — еще лучше. Поэтому, (я так думаю), город предполагает, что это сторона где-то за Добрым, потому что в самом Добром вряд ли какие-то «окошки» найдутся — земельные участки. А где-то чуть дальше — возможно. Но я считаю, что городу сегодня придется чуть-чуть другим заниматься — это те же дороги, то же развитие микрорайона нового, который будет примыкать к станции ВСМ-Владимир. Она у нас где-то примерно км 5 от «Глобуса».

К.: В районе Суходола?

Р.: Примерно так. От «Глобуса» до станции — вот эта площадка вся, вот это будет новый микрорайон. И я думаю, что наиболее интенсивно он будет развиваться.

К.: И вся основная стройка городская, дорожное строительство — всё туда будет…

Р.: А это жизнь заставит. Как только пойдут эти поезда скоростные — 52 минуты в пути, сама жизнь заставит вот это обустраивать. Вот это, я думаю, будет наиболее динамично развивающийся микрорайон города Владимира.

К.: Хорошо. Еще по поводу двух городских проектов, ну, может быть, еще что-то скажете. Их просто Андрей Быков, представляя генплан, описывал — это перемычка между Октябрьским проспектом и Большой Московской и улица Чапаева, которая должна стать дублером Верхней Дубровы. По этим дорогам?

Р.: Ну, по Чапаева, насколько я знаю, документация готова. Перемычка — здесь идут разговоры, переговоры, т.е. тут много различных мнений. Сегодня, я так понимаю, город ведет проработку этого вопроса.

К.: Т.е. это не тот проект, который мы уже начинаем?

Р.: Нет. Чтобы начать, ведь позиции на уровне страны, губернатора… Давайте так: прежде, чем что-то начать, давайте что-то закончим. Вот Лыбедь закончили. У нас обход Бараков на сегодня не закончен. Его надо закончить. Но разработка документации должна идти на опережение. Вот у нас обход Киржача. Идет разработка проектной документации. Закончился обход Александрова — проект планировки территории, следующий этап — проектирование. Надеюсь, что в этом году начнем проектирование обхода Александрова, т.е. идет наработка документации. Закачиваем начатое и готовим документацию под будущее. Без будущего, без проектов… На первом месте — проектная документация.

К.: Еще один вопрос относительно аэропорта Семязино. Не идут сейчас перевозки. Будут ли они возобновлены, если будут, то когда? Опять же Андрей Быков говорил, что изменения будут внесены в генплан в связи с тем, что Семязинский аэропорт не будут, как предполагалось, переносить в Добрынское. Вот целый куст вопросов. Будет ли функционировать Семязинский аэропорт, почему он не переезжает в Добрынское, будет ли модернизироваться то, что есть?

Р.: По Добрынскому. Семязино — готовая инфраструктура, уж она в хорошем состоянии или не совсем, это отдельный вопрос. Какая есть, но она есть. А Добрынское на сегодняшний день пустота пока, т.е. инфраструктуры там нет. Но развитие Добрынского возможно при нахождении инвестора. Как только будет реальный инвестор, вся ситуация может вполне поменяться. И будет все переключено на Добрынское. Поэтому на сегодняшний день мы исходим из того, что в Семязино есть инфраструктура, там вложены дополнительные деньги, уже вложены. Там и склад ГСМ развивается, и досмотровое оборудование, все это закуплено. Вся сложность - со взлетно-посадочной полосой, т.е. с «Аэропроектом» встречались, разговаривали, от них есть конкретные предложения, т.е. увеличить бы немножко взлетную полосу.

К.: Т.е., ее нужно просто увеличить, расширить? Не ее состояние вызывает опасение? 

Р.: Ее состояние — тоже хотелось бы, конечно, получше. Во  всяком случае то, которое есть — это достаточно для определенных типов самолетов, нормально, допустимо. И немножко, конечно, ее увеличить. Но это федеральная собственность — взлетная полоса, если аэропорт наш, то взлетная полоса — это федеральная собственность, и если Владимирская область вкладывать деньги туда не имеет право, это противозаконно. Мы готовы взять эту полосу, но пока на федеральном уровне идет проработка этого вопроса, поэтому Владимирская область вложиться не может. Сегодня бы надо увеличить длину взлетно-посадочной полосы, но пока - нет.

К.: К перевозчику еще раз вернемся. «КомиАвиаТранс» у нас был перевозчиком, Когда у нас полеты начнутся-то опять?

Р.: Скажем так: если в Санкт-Петербург мы летали, то сегодня у нас Н.Новгород — Владимир — Санкт-Петербург пошел «Сапсан», 6 часов 17 минут, где-то так примерно из Владимира в Санкт-Петербург. Чуть дольше, чем на самолете по времени, но, тем не менее, вполне мощный конкурент федеральной авиапассажирской компании. У нас в областном бюджете предусмотрены денежные средства для полетов, и на Санкт-Петербург мы рассчитывали, но Светлане Юрьевне удалось договориться с компанией, что пойдут поезда на Санкт-Петербург, поэтому часть вопросов сняты, хотя в бюджете мы предусматривали продолжение этих полетов. Ну южное направление в бюджете сейчас есть, но цена вопроса — необходимо с федерального бюджета все-таки дополнительное финансирование. Сама область готова. В бюджете все прописано, но нужна еще поддержка из федерального бюджета.

К.: Должно произойти какое-то событие, чтобы получилась возможность эту поддержку получить или время какое-то должно пройти?

Р.: Идет проработка. Сегодня из Москвы до тех же самых Сочей за 5, за 6, за 7 тысяч долететь. Мы и сегодня могли бы этот рейс до Сочи организовать, вопросов нет. Областные деньги положить, но цена билета будет выше, чем эти 5-6 тысяч из Москвы, и так это чувствительно для граждан будет. А мы понимаем все-таки, что платежеспособность населения не настолько высока, поэтому для нас это очень важно, что хотя бы сопоставимо было с рейсами из Москвы. Вот этого сможем добиться, тогда мы смело можем решить этот вопрос.

К.: Понятно. Еще одна значительная, а может незначительная, тема осталась у нас с Вами непроговоренной. Мы с Вами в ноябре встречались, говорили о том, сколько у нас на 18-й год будет запланировано денег. Если я все правильно понял, то — 4,4 млрд. в тот момент должно было приходиться вообще на все строительство. Но Вы говорите, что сейчас федеральный бюджет еще не принят. Вот примут — там могут быть какие-то иные деньги. Что с нашей «кубышкой» по дорожному строительству по итогу после принятия федерального бюджета, и на обход Бараков млрд.-то получим в этом году?

Р.: 66 млн. на программу «Устойчивое развитие села» из федерации получили, соглашение подписано. Но это опять-таки сельские дороги, с которых мы с Вами начинали. Остальное пока, к сожалению, нет. Почему? У нас программа на федеральном уровне для агломераций, которые свыше 500 тыс. жителей. У нас, к сожалению, город Владимир с прилегающими территориями — цифра пока поменьше. Поэтому мы в эту программу не попадаем. Там программа «Безопасные и качественные дороги».

К.: А другой нет?

Р.: А другой, к сожалению, нет. Поэтому здесь вот такой момент…

К.: Т.е. мы остаемся на 4,4 млрд.

Р.: Ну, на сегодняшний момент — да. Но тем не менее, на этой неделе был в Росавтодоре на совещании, мы все с вами слышали послание В.В. Путина, которые он цифры там назвал. Я думаю, что сейчас возможно увеличение, и мы на это надеемся, что это решение будет принято, и мы сможем, как говорится, усилиться по своим…

К.: Там, по всей видимости, деньги придут на конкретные цели, сразу целевые.

Р. : На дорожное хозяйство, да. Но у нас с вами, я не стал бы забывать, еще один резерв есть. 4,4 млрд. мы с вами назвали, а у нас 900 млн. наши уважаемые граждане, которые ругают дороги, имеют задолженность по транспортному налогу и говорят: я плачу транспортный налог, а где дороги? Так вот — 4,4 всего у нас с вами, а 900 млн. — цифра солидная, почти млрд. Ну просто уважаемые граждане забывают заплатить. Мне еще раз, пользуясь случаем, хочется обратиться: пожалуйста, заплатите транспортный налог, и мы сможем на 20 процентов больше только одного этого сделать — дорог во Владимирской области, чтобы они еще лучше у нас с вами были. 

К.: Как говорил Штирлиц, запоминается первое и последнее. Давайте на этом закончим, чтобы это запомнилось. И люди, у которых есть долги по транспортному налогу, пошли, заплатили сколько там у них…

Р.: А мы построим, сделаем дороги лучше.

К.: В следующий раз встретимся…

Р.: А приду и скажу, сколько задолженность по транспортному налогу.

Автор: Александр Козлов


Возврат к списку


Новости губернии

Загрузка...