Губернские блоги

Танеевский фестиваль. Послесловие

Два дня назад завершили Танеевский музыкальный фестиваль. Фестиваль, к которому шли долго, трудно.

Любому такому делу предшествует период, когда будто в темноте пробираешься через лесной бурелом: нащупываешь направление, плутаешь, то и дело возвращаешься к исходной точке, мучимый мыслями «правильно-неправильно». А потом наступает долгожданный момент кристальной ясности и простоты, когда вдруг все складывается в единое целое.

В фестивальные дни живешь, затаив дыхание, все силы обратив только на одно.

А вот потом происходит какой-то «выдох» – тоже не сразу – на второй-третий день по завершении начинает доходить, что все уже закончилось. И только тогда можно уже что-то сказать об итогах. Да и то, чаще всего, в нескольких основных ощущениях. Остальное – на суд публики.

Главное, о чем я всегда думаю, был ли это только ряд концертов, дежурно связанный некой общей логикой, или, все-таки, в эти дни родилось нечто новое, возникла та необходимая и неповторимая атмосфера, которая и делает музыкальное событие фестивалем, «заражает» каждого попавшего в его круговорот, укореняет его в нашей жизни, рождает то самое послевкусие, которое в момент завершения нынешнего фестиваля – уже есть обещание будущего.

Кажется, в этом смысле Танеевский фестиваль получился подлинным, не лишенным той самой своей атмосферы, своего внутреннего мира, логики и эмоций.

Еще одна важная вещь. Насколько он получился «Танеевским», соответствовал ли он высокому имени, звучащему в его названии? И не был ли он при этом «деревянным», безжизненным, сухим и неадекватным нашему времени? Кажется, нет. Благодаря его участникам он сумел стать живым и естественным, рождающим чувство родства и близости с Сергеем Ивановичем Танеевым, изображенным рукой замечательного владимирского художника Юрия Константиновича Ткачева на всех афишах, буклетах и баннерах фестиваля.

Любой фестиваль – калейдоскоп моментов и впечатлений. Вот мои мгновения Танеевского фестиваля.

Валерий Гергиев во Владимире. Для меня – сродни космическому визиту. Потому что эта моя история началась не в апреле 2015-го, а в середине 2000-х, около 10 лет назад, на галерке родного Большого зала Консерватории, когда я стоя слушала Шестую симфонию Чайковского в исполнении Венского филармонического под управлением Валерия Абисаловича. А потом – многие-многие концерты Пасхального фестиваля, Звезд Белых Ночей... И вот – Танеевский фестиваль во Владимире.

Переживание за молодой Калужский оркестр, героически преодолевающий 7-ю симфонию Шостаковича, через воспоминание о первых концертах Владимирского Губернаторского симфонического оркестра.

Полный зал на лекции Артема Варгафтика о Сергее Танееве. «Сергей Танеев. Сто лет одиночества». Сто лет одиночества, но теперь – полный зал людей, полный зал заинтересованных глаз, взволнованных и увлеченных мыслью о своем земляке, с которым они соединились больше чем через век.

Чудесное выздоровление на сцене Яны Иваниловой, которая приехала во Владимир почти без голоса, но, спев три романса, кивком головы снова и снова показывала Артему Варгафтику: «Можно объявлять следующий романс. Буду петь». И финальный неожиданный бис в ее исполнении – «Здесь хорошо» Сергея Рахманинова.

Искренне восторженный отзыв полного зала на виртуозную игру Игоря Федорова, толпа появившихся его поклонников на автограф-сессии после концерта.

Хитроумное плетение музыкальной ткани Терем-квартетом, без преувеличения совершившим подвиг уже одним своим приездом на фестиваль: всю ночь в дороге после концерта в Липецке, репетиция, концерт, снова всю ночь в дороге перед концертом в Питере. До слез трогательный момент, когда ветераны в зале, не сговариваясь, встали, подпевая «От героев былых времен...».

Большие музыканты и маленькие артисты на мастер-классах. Величественная Полина Осетинская и рядом – на двух стульях сразу, чтоб повыше, - крошечный Егорка Сидоров, играющий пьесу «Мультфильм» современного композитора Слонимского. «Любое произведение – это целая история, - говорит Полина. – Расскажи, что у тебя тут происходит». - «Вот тут, - объясняет Егор Полине, бегая маленькими ручками по клавишам, – Джерри убегает от Тома, а тут – он его догнал...» И зал смеется сквозь слезы умиления, удержаться невозможно... Борис Андрианов, приседая рядом с маленьким Мишей Луценко и его маленькой виолончелью, помогает Мише поймать идеальное положение смычка на струне, водит смычком по струнам, держа руку Миши в своей... И вот Миша, преодолевая робость, широко по-детски улыбается своему старшему товарищу...

Кульминационный момент потрясающего Квинтета Сергея Танеева, и вдруг – звенящий звук лопнувшей струны скрипки Графа Муржи в тишине зала. Готовность прийти на помощь музыканту публики, замена скрипки. И – совершенно незабываемое напряжение всего зала в финале концерта.

Наконец, концерт-закрытие. Замечательно сыгранный-прочитанный благодаря Михаилу Васильевичу Асафову «Иоанн Дамаскин». Путешествие по Концертной сюите Танеева нашего оркестра и скрипача Графа Муржи, согласившегося выучить эту труднейшую вещь специально для фестиваля. Ну и дивное завершение концерта и фестиваля – финал кантаты «По прочтении псалма»: пропетое хоровой армадой Центра классической музыки, особенно трогательно – детьми Капеллы и Хора девочек, духовное завещание Сергея Ивановича: «Мне нужно сердце чище злата...».

Да, кажется, все срослось, сошлось, получилось... Была Музыка!.. Была и осталась в сердцах слушателей. А в их памяти, хочется надеяться, долго не изгладится образ фестиваля как особых по насыщенности дней жизни. И в этом залог нашей общей надежды, что Танеевский фестиваль останется с нами.  

Автор: Алиса Бирюкова


Возврат к списку

Несогласный, 21.04.2015
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать

А вот тут я согласен. Событие очень неординарное. И созвездие музыкантов удивительное. Жаль, что на Гергиева не удалось попасть. Нужна площадка побольше.
А вот тут я согласен. Событие очень неординарное. И созвездие музыкантов удивительное. Жаль, что на Гергиева не удалось попасть. Нужна площадка побольше.


Новости губернии

Загрузка...