Губернские блоги

Мой личный Пушкин - «Арион»

Ко дню рождения больше чем поэта вспомнилось, как в каком-то классе было задано сочинение на тему "Мое любимое стихотворение Пушкина". Я быстренько выбрал "Арион" за краткость - сестру таланта и наложницу гения) И к своему удивлению, получил "три", такое случалось в жизни не больше пары раз.

Слегка поумнев, я понял, что это было мне за излишнюю искренность... Поскольку в теме прямо говорилось " мое любимое" - я прямо и написал за что сам полюбил этот волшебный шансон:

Нас было много на челне; 
Иные парус напрягали, 
Другие дружно упирали 
В глубь мощны веслы. В тишине 
На руль склонясь, наш кормщик умный 
В молчанье правил грузный челн; 
А я — беспечной веры полн, — 
Пловцам я пел... Вдруг лоно волн 
Измял с налету вихорь шумный... 
Погиб и кормщик и пловец! — 
Лишь я, таинственный певец, 
На берег выброшен грозою, 
Я гимны прежние пою 
И ризу влажную мою 
Сушу на солнце под скалою.

То есть: поэт не при делах поёт корабельной команде за проезд на курорты Средиземноморья. Покудова они по запарке гребут как рабы на галерах, а смотрящий на руле хмуро мутит свои непонятки. Погода отличная, русалки - где-то рядом, а он (как бы я) поет в свое удовольствие нахлобученным Мойрами соотечественникам.

Тут - вдруг - вихорь! Кирдык всему экипажу. И только беспечный певец откинулся веселым фраером прямо с этапа. Завидная участь, Марьиванна, чотам! А она мне - трояк...

Притом ведь я знал, что стихотворение это как бы о декабристах. Которые - красавчики с веслом - подписались на важняк, но в результате вихря шумного оказались на Колыме. А Пушкин, который пел им на конспиративных хазах да вольнодумных малинах - отбился на условняк... По школьным понятиям полагалось добавить в сочиняемый текст прогон о борьбе молодых дворян-масонов за народное счастье. Но я написал - что думал, и не намерен менять протокол.

Пережив Пушкина почти на десять лет, я и теперь свято верю: именно безбилетник всегда и спасётся, любая песня - важнее каботажных грузоперевозок, гребля - явно не моё, а кормчему, как говаривали древние греки, семь футов над клотиком. И что сам А.С. - хоть и пестовал время от времени в себе гражданина, но потом всегда отвлекался - и оставался поэтом в одно лицо. Самым беспечным во всей отечественной словесности. К нашему общему счастью.

"Я гимны прежние пою.." (ц)


Автор: Михаил Язынин


[ Возврат к списку ]


Новости партнеров

Новости губернии


Читайте также


ERROR TEXT
Если вы нашли ошибку в тексте,
выделите ее курсором мыши и
нажмите сочетание клавиш
Ctrl + Enter