Губернские блоги

Мои воспоминания об отце. Борис Французов


Он ни одной воспитательной беседы со мной не провел. Когда он умер, мне было двадцать три, я переживал и думал: «Почему отец со мной не разговаривал, не объяснил мне, как жить?» А потом, по мере взросления, я понял, что он дал мне пример того, как жить правильно.

До пяти лет мы жили у маминых родителей, моих деда и бабушки, на улице Мира. И я вспоминаю длинный коридор квартиры, куда я выбегал встречать отца. Мне вспоминается запах внутренностей его сумки, которую он постоянно носил с собой. Кстати, мужчины сумок тогда не носили, а вот отец всегда был с такой чёрной сумкой через плечо, у неё было много отделений и молний. Центральная молния была постоянно сломана и разъезжалась, была скреплена булавкой. Отец мне всегда что-нибудь приносил, когда приходил домой. И я маленький ждал его, бежал к двери и с вопросом «А что ты мне принёс?» залезал в эту его сумку. А она пахла, особенно когда отец приходил с мороза, крепким табаком (отец курил "Беломор", пачки были картонные, папиросы набиты плохо, и табак высыпался из папирос в сумку) и ещё какими-то непонятными, но очень мне нравившимися запахами. Потом я узнал, что это были очень стойкие запахи битумного лака и растворителя. Эта сумка была у него очень долго и настолько мне нравилась, что с ней, почти совсем истерзанной временем, я ходил в школу, когда подрос.

Отец приносил мне игрушки. По-моему, только он и покупал мне их. Я хотел, чтобы у меня был пистолет, но пистолетов не было, не продавали. Отец сам сделал его из дерева. Очень похожий на настоящий револьвер. Покрасил его битумным лаком, а он никак не сох, пачкая руки.

Отец часто приносил книги, к моему детскому огорчению - часто недетские. Говорил: «Это пока не тебе» или «А это матери». Говорил ещё: «А это всем нам», что означало, в общем, - не мне. Я всё равно важно доставал все книги по очереди и передавал отцу. Он очень любил книги и при всякой возможности их покупал. В те времена с книгами было не очень, и он часто искал их в каких-то районных книжных магазинах, букинистических. Ездил, рассматривал. Покупал книги нередко по две, чтобы потом обменять или подарить.

Один раз он дал на время издание Кафки, редкое по тем временам, почитать одному приятелю, тот дал почитать ещё кому-то, и в итоге отец купил свою книгу во второй раз в букинистическом. Уже по двойной цене - как редкое издание.

И мне от него досталась эта любовь к книгам, я до сих пор не могу пользоваться электронными книгами, мне всё же нужно, чтобы книжка была неким овеществлённым объектом, чтобы её можно было подержать и посмотреть, полистать и понюхать, поставить на полку и напоминать себе по книжному корешку что да, эту я прочёл, а вот эту не дочитал, ну и ладно, и не хотелось.

Потом мы переехали на проезд Лакина, уже в свою квартиру. Мне было пять лет. Приходя из мастерской не очень поздно, отец рассказывал мне сказки на ночь. Всегда наизусть и всегда новые. Я на следующий день пересказывал эти сказки перед группой в детском саду, почти каждый день. Отец часто привносил в известные сюжеты долю собственной фантазии, что только усиливало воспроизводимый эффект. Я помню, что эти мои пересказы в садике пользовались большим успехом и прекратились после того, как отец одну из сказок о Змее Горыныче уж очень сильно переделал. Там участвовали Баба-яга на мотоцикле, Иван-царевич на танке, а также Кколобок с автоматом. Были гранаты и подрыв Змея в финале. Мы тогда сильно смеялись с ним, настолько было всё нелепо и гротесково. Но в садике воспитательница не поняла этого совсем и перестала просить меня рассказывать сказки детям. Была в ужасе, по-моему.

Мне маленькому, 5-6-летнему, нравилось бывать у него в мастерской (хотя это было и нечасто) на проспекте Ленина, на 6-м этаже. Там мне было можно рисовать на большом станковом мольберте и на больших листах бумаги отцовскими жёсткими кисточками из банки с водой и гуашью. Масляные он мне не давал, говорил: «Это пока рано». Один раз в мастерской, когда у него были какие-то гости, меня оставили без присмотра. Я нашёл большую жестяную банку с красной краской и кисточку в ней. Я нарисовал в туалете на всём, куда только было можно дотянуться, улыбающиеся рожицы. На унитазе, на крышке унитаза, на бачке, на большой трубе, на всех ящиках, на банках, на канистрах. Словом, везде. Я, в общем, осознавал своим детским умом, что что-то тут не так, но мне уж очень нравился сам процесс. И отец не только не ругал меня, он от этого всего впал в какой-то неописуемый восторг. Он не только не смывал весь этот «стрит-арт», а наоборот - всем показывал, хвалясь сыном. Правда, сказал мне, что больше не надо. Но я подозреваю, только из-за того, что я весь перемазался и пришлось оттирать меня растворителем.

Ещё он часто давал мне пастель, она мне нравилась своей разноцветностью и ещё тем, что её было много в специальном ящике, который был двойной и верхнее отделение ставилось на открытую крышку. Один раз, съездив с дедом в Москву, я как раз оказался в мастерской и стал рисовать, что я видел, по просьбе отца. Дед водил меня смотреть Красную площадь, поэтому я нарисовал Кремль. Ещё нарисовал салют, просто потому что он мне нравился, а в арке Спасских ворот огромного дворника с метлой. Этим своим произведением я привёл отца и бывшего тогда у него в гостях Валерия Егорова в неописуемый восторг. Они очень смеялись, а я не мог взять в толк из-за чего, ведь дворник-то как раз и произвёл на меня самое большое впечатление.

Недавно, разбираясь в мастерской, я наткнулся на этот рисунок. Отец сохранил его, как и многие другие. Так же, как и мои первые крохотные светлые ботинки, которые всё время висели у него на стене.

Фото из семейного архива семьи Французовых

Автор: Борис Борисович Французов


Возврат к списку

Светлана Царькова, 30.09.2018
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать

Во всём тексте и воспоминаниях одна сплошная любовь т епло!!!
Благодарю!
Светлая пасмять!
Мира и любви в семье!
Пусть люди прочитав станут хоть немного внимательнее к близким и память о замечательном художнике будет жить!!!
Во всём тексте и воспоминаниях одна сплошная любовь т епло!!! Благодарю! Светлая пасмять! Мира и любви в семье! Пусть люди прочитав станут хоть немного внимательнее к близким и память о замечательном художнике будет жить!!!

Восторженный, 11.02.2015
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать

Какие чудесные воспоминания! Как интересно, по-живому, с теплотой описаны. Спасибо за приятные минуты чтения! Жду продолжения. Оно ведь будет?
Какие чудесные воспоминания! Как интересно, по-живому, с теплотой описаны. Спасибо за приятные минуты чтения! Жду продолжения. Оно ведь будет?

Александр, 10.02.2015
Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать

Великий человек. И мудрый отец.
Великий человек. И мудрый отец.


Новости губернии

Загрузка...